To Evro-2012 "Sources European Unity"/ Джерела Єднання Європи - Закон сохранения труда и закон неуничтожимости интеллектуально-духовного труда в экономике и истории - Статьи и научные публикации /articles & science - Publisher - Азовское Отделение Академии ЭНиПД /AES&E
"Azov Academy"Воскресенье, 2016-12-04, 3:55 AM

Приветствую Вас Гость | RSS
Главная | Publisher | Регистрация | Вход
Меню сайта

Категории раздела
Международные научные конференции - Форумы [62]
Материалы ИНТЕРНЕТ конференций и Форумов с указанием участников, целей и новых идей, появившихся в результате их проведения
Программа "Красная книга культур Европы" [17]
Обоснование и основные итоги выполнения программы по греческому, армянскому и болгарскому этносам, а также по региональным культурам украинского народа
Проект "Новая Готия" [38]
Раскрываются истоки украинской государственности и глубоких историко-культурных связей украинцев с германскими народами, которые имели независимое государство на территории Украины до 1775 г.
Закон сохранения труда и закон неуничтожимости интеллектуально-духовного труда в экономике и истории [68]
Раскрываются особенности проявления закона сохранения труда в экономике государств Восточной Европы и индустриально-развитых стран, а также приводятся факты подтверждающие существование закона неуничтожимости интеллектуально-духовного труда в исторической ретроспективе и при анализе наиболее важных сфер человеческой деятельности
Премия"Голика-Гули-Каримова-Васильева"Кумпана; Медаль"Св.Игнатия,Митр.Готии и Кафы&qu... [12]
История становления "Премии Кумпана", её лауреаты, Положение о присуждении, НАЦЕЛЕННОСТЬ на общецивилизационные ценности; История учреждения Академической Международной Медали "Святого Игнатия, Митрополита Готии и Кафы", её лауреаты, кандидатуры выдающихся экономистов на присуждение Медали, одобренные Академиком, проф. Валерием Васильевым, Положение о присуждении и не публичный характер вручения, что необходимо при осуществлении реальной духовной поддержки
Поддержка интеллектуально-духовных Лидеров Мира, защита Прав Человека, работа с МБЦ- Кембридж и АБИ [39]
Создание номинации Интеллектуально-Духовные Лидеры Мира, первые её номинанты в 2004 году; защита Прав Человека в Украине; кандидатуры в справочные издания Международного Биографического Центра в Кембридже и в издания Американского Биографического Института

Статистика

Онлайн всего: 6
Гостей: 6
Пользователей: 0

Главная » Статьи » Статьи и научные публикации /articles & science » Закон сохранения труда и закон неуничтожимости интеллектуально-духовного труда в экономике и истории

To Evro-2012 "Sources European Unity"/ Джерела Єднання Європи
«АЗОВСКИЙ МОРЯК» - 2 ДЕКАБРЯ 1998г.
 
От Гомера и Понтийского царства к европейскому союзу
 
           В Киеве 10—12 ноября 1998 года состоялась 5 Между­народная научно-практическая конференция «Украина— Греция: архивное и книжное наследие греков Украи­ны», проведению которой, уделили особое внимание Ви­це-премьер-министр Украины, директор Института ис­тории Украины НАН Украины, академик НАН Украи­ны Валерий Смолий, директор Института библиографи­ческих исследований НБУ им. В. И. Вернадского, доктор исторических наук Виталий Чишко и чрезвычайный и полномочный посол Греческой Республики в Украине Димитрас Кондумас. Мы публикуем один из докладов, сделанных учеными Мариуполя на этой конференции.
 
         Междуречье Калка-Берда, т. н. Мариупольский регион продолжает удивлять и сего­дня исследователей яркой мо­заикой самобытных культур, сохранивших высоко эстетические традиции эллинизма VI— IV в.в. до н. э., начиная с пер­вой греческой колонизации.
         Перефразируя высказывание Екатерины Великой, что Рос­сия — это Вселенная, мы мо­жем сказать, что Приазовье, включающее органически и Северо-Крымский регион (Керчь и т. п.), образует еди­ное целое в этно-социокультурном плане, продолжая тради­ции греко-меотской культуры, и его интеллектуально-духовный потенциал, сопоставим с потен­циалом Европы.
        Нигде в мире греки не мо­гут гордиться такой мощной промышленной базой, которая - создана в значительной мере и их трудам в Мариуполе, Та­ганроге, Карчи. Однако в Ма­риупольском регионе в конце XIX века проявилось действи­тельно созидающее взаимодей­ствие двух великих культур. Под культурой мы понимаем не аншлаги фольклорных кол­лективов, а скоординированную работу по - повышению конку­рентоспособности, в первую очередь хозяйственных и го­сударственных структур, в ко­торых осуществляют свою жиз­недеятельность этносы. И такой взлет был обусловлен всей не простой - историей развития этого региона.
       О времени начала переселения греков из Крыма в исто­рической литературе только се­годня - устанавливается более менее единая и согласованная позиция. Прошло более 200 лет и только на рубеже веков все единодушно пытаются гово­рить о начале переселения в 1778 году. Но были данные о переселении и в 1777 году, ко­гда террор в Крымской Орде против христиан достиг впечат­ляющих масштабов. Откуда та­кой разнобой в датировках? Не активность ли греческого населения, начавшего прак­тически несанкционированный исход из Крыма, была опре­деляющей причиной Жалован­ной грамоты (12 мая 1779 г.) и блестящей операции А. В. Су­ворова по выводу из Крыма единоверцев?
        Однозначный ответ вряд ли когда-либо удастся получить.
       Однако сухие строчка архив­ных документов доносят до нас принципиальную позицию «гре­ческих начальников», отказав­шихся принять к заселению определенную первоначально Указом Екатерины Второй тер­риторию Мариенпольского уез­да, где планировали поселить греков на землях «от устья р. Соловой вверх по Волчьей и по речке Быку (РГДДА, Ф. 16, оп. 1, Д. 588,4. 12, л. 255). Можно только представить, ка­кую стойкость проявили ли­шенные практически жилья люди, на которых оказывалось довольно сильное и админист­ративное давление, если даже после доведения до императорской канцелярий их неже­лания принять территорию к заселению, в Указе район за­селения не был изменен. Только после поездки Митрополита Игнатам в Санкт-Петербург 29 сентября 1779 г. Г. А. Потем­кин подписал распоряжение «об отводе вышедших из Кры­ма... грекам,,, земли» на терри­тории Павлоградского уезда. Пришлось даже переименовать уезды (Павлюградский стал Мариупольским, а Мариуполь­ский - Павлоградским), что­бы на десятилетия прикрыть факт отчаянной борьбы греков за ранее освоенную их предка­ми землю на берегу моря (не допустив изменения императорского Указа, хотя бы формаль­но) .
        Карта Фра Мауро (1459 г.) и академик этнографии Д. А. Кламенц не только подтверж­дают гипотезу о возникновении в V в. до н. э. древнеэллинского города Кремнеса в рай­оне Мариуполя, но и убежда­ют нас в ее истинности, что отражено в Большой Энциклопедии под редакцией С. Н. Южакова (выдержала до 1903 года четыре издания). Со сво­ей стороны добавим, что еще в прошлом веке в «Мариуполе и его окрестностях (с. 46) упо­минались находки двух плит: одна с греческими надписями (1726 г.), а другая — с армян­скими (1682 г.). На первой приводятся фамилии паломни­ков (по результатам - исследо­ваний Л. Н. Кузьменкова) и она сохранилась до настоящего времени. Гипотеза о сущест­вовании греко-армянского го­рода Адомахи («место битвы» - в переводе с греческого) име­ет право на существование. Не отголосок ли это битвы на Калке (гипотеза Л. Н. Кузь­менкова)? Но это следующая не менее интересная страница отечественной истории.
         Для нас сегодня интересен период первой в России индустриализации в 90-х годах Х1Х века, когда проявилась роль национально-культурного возрождения эллинизма и тра­диционной хозяйственной дея­тельности греческого полиса (Мариуполя), а также сказал­ся ренессанс украинской наци­ональной культуры в Приазо­вье. Все это позволило фран­цузским специалистам в кон­курентных условиях на «Рус­ском Провидансе» отработать, механизмы акционирования и квотирования, выехав в 20-е годы со всей документацией во Францию. Не их ли опыт позволил в 1950 г. преодолеть конфронтационные тенденции между Францией и Германией в рамках учрежденного Евро­пейского сообщества угля и стали (основы Европейского Союза) ?
        Выполненные нами исследо­вания позволили выдвинуть ряд гипотез, характеризующих современное состояние грече­ского, русского и украинского этносов в Приазовье и раскры­вающих истоки инновационных решений в создании реально функционирующих систем сти­мулирования (от социально­-статусной системы к социально-духовной). В частности, вы­двинута гипотеза о существо­вании этно-социокультурного цикла, одним из проявлений которого, по-видимому, явля­ются этно-поселенческие волны (в Приазовье их длительность составила 2200 — 2300 лет). Также на основе сравнитель­ного социологического анализа (сопоставление с информа­цией Лоранда Б. Залау, США) подтвержден факт существова­ния тысячелетней интеллекту­ально-духовной культурной тра­диции у славян (современных Русских и украинцев) и греков Мариупольского региона.
     Сформулировали и ряд прак­тических рекомендаций по осу­ществлению целенаправленной и сбалансированной социокуль­турной политики. В частности, о реорганизации деятельности греческих обществ, обеспечив их участие в реструктуризации крупнейших хозяйственных объектов Мариуполя, т. к. промышленные гиганты Мари­уполя являются достоянием всех трех этнических культур (греческой, украинской и рус­ской).
        И сегодня ученые Мариупо­ля, выдвигай и разрабатывая концепцию создания Азовского Еврорегиона и комплексного этно-социального прогнози­рования, делают все возможное для ускорений интеграционных процессов и на Востоке, и на Западе, способствуя росту доверия между Украиной и Европейским Союзом.
 
                                                                                                                          А. ВАСИЛЬЕВ, член Мариупольского
                                                                                                                          общества греков, академик АЭНПД
 
 
«АЗОВСКИЙ МОРЯК» - 2 СЕНТЯБРЯ 1998г.
 
К ВОПРОСУ ПЕРЕХОДА НА РЫНОЧНУЮ ЭКОНОМИКУ
 
На каком экономическом фундаменте будет создаваться СЭЗ
 
истоки
ЕВРОПЕЙСКОГО ЕДИНСТВА
 
          Еще в 1995 году нам казалось, что только опыт организации работы в аг­рарном секторе Мариупольского уезда будет полезен современным исследова­телям. В 1996 году работа с архивными материалами в .Донецке и Москве поз­волила получить документальные под­тверждения беспрецедентной активности вернувшихся из-за Дуная запорожцев, которые в 1856 году имели самый высо­кий удельный показатель прибыли на одну душу населения (3 руб. сереб. 47 коп.) не только в Российской империи, но и в мире.
        Для многих наших современников на этом и заканчивается вклад Мариуполя в совершенствование методов хозяйство­вания в России, да и то после публика­ций в 1997 году ученых Национальной Академии наук из Мариуполя. Вероят­но, только 16 декабря 1996 года на со­вместном заседании секции ученого со­вета ИЭПИ НАМ Украины в г. Мариу­поле, представительства в Украине Ака­демии экономических наук и предприни­мательской деятельности России и уче­ного совета Института экономико-социо­культурных исследований (ДФК и ДНЦ НАН Украины), где был заслушан до­клад «Постановка проблемы историко-экономического анализа влияния фран­цузского капитала на развитие метал­лургии в Приазовье в XIX веке и ее влияние на динамику интеграционных процессов в Европейском Союзе» (Ва­сильев А. В., Саенко Р. И., Шпак С. Е.), научная общественность обратила серь­езное внимание на деятельность синди­ката «Продамет». В этот синдикат вхо­дил и Мариупольский «Провиданс», а са­мо объединение отрабатывало конкрет­ные механизмы квотирования и не без­успешно.
        Но, может быть, вся эта информация сегодня интересна только для краеве­дов Мариуполя? Какой опыт, а тем бо­лее в организации, могла перенять «про­свещенная» Европа у слаборазвитой Империи? Вероятно, из-за своей малой значимости эта тема не интересовала отечественные экономические школы, начиная с послевоенных лет и по насто­ящее время, а наш интерес к этому периоду конъюнктурен ?
       Ответы на эти вопросы могут соста­вить содержание целой монографии, поэтому нам в данном случае придется предельно сжато изложить результаты проведенной исследовательской работы. Во-первых, нам придется другими гла­зами взглянуть на «слаборазвитость» Империи, которая сумела так эффектив­но проводить концентрацию капитала, что в Западной Европе К. Маркс и Ф. Энгельс негодовали по поводу ак­тивной финансовой политики России во второй половине XIX века.
       А достигнуто это было не только за счет традиционно высокой централиза­ции, но и за счет серьезных достижений в области финансового права. И основу этих достижений необходимо искать не в работе И. Т. Посошкова (написанной в 1724 году для Петра І) и не в ра­боте Н. С. Мордвинова (1816 г.), а в работах М.М. Сперанского и трех веду­щих профессоров финансового права Рос­сии 40-50 годов XIX века И. Я. Горлова, Е. Г. Осокина, Ф.Б. Мильгаузена. И, ко­нечно, ни В. А. Лебедеву, ни И. И. Янжулу, ни С.И. Иловайскому, ни И.X. Озерову, как и их коллегам на кафед­рах финансового права в Московском, Казанском и Новороссийском универси­тетах не пришло бы в голову рекомендовать Правительству России вместо свода Законов Российской Империи из­давать серию кодексов. Они слишком хо­рошо помнили спор Совиньи с ярыми ко­дификаторами в Германии, хотя послед­ние все-таки где-то старались найти ком­промисс между правом юристов и сло­жившимися, правовыми традициями в обществе (именно сложившимися: толь­ко при этом условии кодификация оп­равдана).
         Как и сегодня, наше отечество стре­милось в конце XIX века выйти на соз­дание сбалансированной системы рынков в масштабах всего народного хозяйст­ва, постоянно совершенствуя законода­тельство. Поэтому приоритет отдавался оводу законов и только своду законов (силы ученых не распылялись на мало­эффективные работы). Это же понима­лось в СССР и в 30-е, и в 60-е годы (застой застоем, а научные подходы на государственном уровне соблюдались). Очень хочется надеяться, что и в 90-е годы мы не откажемся от традиций глубоко научного подхода, завещанного русской социально-правовой школой (П. Сорокин, М. Гурвич и др.).
          Сегодня общеизвестен факт того, что Россия в конце XIX века превращалась из всеобщего должника во всеобщего кредитора (вероятно, т. н. «битва же­лезных канцлеров» была во многом спровоцирована этим). Замысел графа С. Ю. Витте блестяще реализовывался за счет взвешенной протекционистской политими. В 1877 году таможенный та­риф на чугун достиг 30 коп. с пуда (был 5 коп.), на железные и стальные рель­сы — 50 коп. с пуда (был 20 коп.) и т. п. И правильно отмечает Д. Н. Гру­шевский, что «Никополь-Мариупольский металлургический завод был построен американцами по последнему образцу техники», (стр. 45), а «завод «Русский Провиданс» строился бельгийскими ин­женерами на основе достижений запад­ноевропейской техники» (стр. 48). А это говорит о том, что в деятельности уп­равленческого этно-социального слоя Росши отставания не было, и он был далеко не «слаборазвитым», если сумел мобилизовать французские и американские капиталы на подъем национальной промышленности.
         Поэтому можно смело предполагать наличие эффективно работающих ры­ночных организационных структур в России в конце XIX века и в начале XX века. И это отчасти воплотилось в деятельности «Продамета», изучавшей­ся только историками, а не экономиста­ми и специалистами в области управ­ления.
         Во-вторых, как же может быть мало­значимым опыт организации деятельно­сти синдиката «Продамет», если он выиграл конкурентную борьбу с синдика­том уральских промышленников «Кров­ля», нанеся в 1910 году окончательный удар, продав на 33—35. копеек дешевле за пуд большую партию продукции («Торгово-промышленная газета». № 34 за 1911 год).
       Сегодня любой, прочитавший «Эконо­микс», скажет о эффективности олиго­полии. Но ведь они зарождались в кон­це XIX века, и не только — Америке. Россия не могла себе позволить про­пустить промышленные революции и от­стать в опыте организации деятельности крупных хозяйственных объектов. Сто­яла задача: от мелкого «предпринима­тельства» (полукрестьянского бизнеса) перейти к крупной промышленной ин­дустрии, но максимально сохранив пра­ва и свободы всех субъектов хозяйство­вания и инвесторов. Экономистов даже самой высокой квалификации должна удивить грамотность организации кон­курентной среды в начале века, А ведь в те годы Дж. М. Кейнс только учил­ся в университете, не было работ Фридмена, Самуэльсона, Леонтьева, Кузнеца и других лауреатов Нобелевской премии по экономике. Для представителей Ма­риупольской экономической академиче­ской школы очевидно, что можно толь­ко из анализа негативных последствий победы «Продамета» в конкурентной борьбе вывести все современные идеи по демонополизации (протокол № 6/3 от 16 декабря 1996 г.). А возможно, это и было сделано в Европе!
        Но «Русский Провиданс» (Мариуполь) участвовал не только в Сортовом «Про­дамете», листовом «Продамете», балоч­ном «Продамете» и рельсовом «Прода­мете», но и в Международном рельсо­вом синдикате, а «Никополь-Мариуполь­ский» — в синдикате Листовом («Продамет»), и Железных труб («Трубопродажа»). Как же они принимали регу­лирующие расширенное воспроизводст­во решения? Какой запускался механизм? Неужели весь накопленный опыт орга­низации остался только в исторических работах?
 
       Очевидно, нет! РУКОПИСИ НЕ ГО­РЯТ и НЕ ПРЕДАЮТСЯ ЗАБВЕНИЮ ЭФФЕКТИВНЫЕ УПРАВЛЕНЧЕСКИЕ РЕШЕНИЯ ПО КООРДИНАЦИИ ВОС­ПРОИЗВОДСТВЕННОГО ПРОЦЕССА!
 
        В-третьих, все закономерности рыноч­ной системы хозяйствования должны были проявиться в практике работы металлургического промышленного комп­лекса Мариуполя 1900 годах. И это действительно имело место. Предприя­тия города переживали те же циклы деловой активности, что и мировая эко­номическая система. Обратимся к ста­тистике. И отметим следующее, что промышленность Юга России развива­лась на более современной технологической базе (вот одна из причин, поче­му проиграла «Кровля»). И, если в 1877 году уральские заводы давали 65,7% общероссийского производства чугуна, а южные - только 6,5%, то в 1902 году доля уральских заводов составляла лишь 28,2%, а южных — 53,1%» (В.. И. Ле­нин. Соч., т. 3, изд. 4, стр. 428). Россия опережала в темпах развития не толь­ко Западную Европу, но и США (В. И. Ленин. Там же, стр. 428). Какая же причина притока иностранных инвести­ций? Оказывается, тогда их был целый комплекс, как и сегодня (только, с по­ощрительными премиями и казенными заказами): 1) казенные заказы; 2) про­текционистские таможенные тарифы; 3) низкая заработная плата рабочих; 4) дешевизна земли и сырья; 5) поощ­рительные премии. (В. И. Ленин. Соч., т. 22, стр. 229).
        За производство стальных рельсов правительство с 1878 г. по 1893 год выда­ло свыше 23 млн. рублей премии (Д. И. Шполянский. Монополии угольно-метал­лургической промышленности Юга Рос­сии, изд. АН СССР, 1953 г., стр. 36), а премия «Провидансу» в 1900 г. составила 635 тыс. рублей.
     Индустриализация в рыночных усло­виях и не могла осуществляться без такой серьезной заинтересованности со стороны государства. К тому же действительно стремились создать конку­рентную среду. Если 10 мая 1896 года царь разрешил учредить «Никополь-Ма­риупольское» горное и металлургическое общество (с приобретением 200 десятин земли вблизи Мариуполя), то 1 мая 1898 года было дано разрешение на деятель­ность в России «Русскому Провидансу», технологии которого получили раз­витие уже в деятельности ММК «Азовсталь» (как ни странно, но это уточне­ние имеет достаточно большое значение сегодня!).
       Если не посчитаться со временем и проанализировать развитие металлурги­ческого комплекта Мариуполя, то про­является целая серия закономерностей, имеющая практический ракурс для ор­ганизации и развития среднего бизнеса в СНГ. Именно в СНГ! Слишком четко просматриваются тенденции в регионе действительно с преимущественно евро­пейской ментальностью коренного насе­ления!
 
МАРИУПОЛЬ — РЕАЛЬНАЯ
ЧАСТЬ МИРА - ЭКОНОМИКИ
В КОНЦЕ XIX И НАЧАЛЕ XX ВЕКОВ
 
        Мировая экономическая система под­вержена циклическим кризисам, и с этим фактом никто сегодня не спорит. Но проявлялась ли эта цикличность в развитии металлургического комплекса Юга России, в частности, Мариуполя?
       Рассмотрим динамику цен.
       Мы не будем оригинальны, если от­метим более резкий характер кризисов в Российской Империи (вся русская социально-экономическая школа об этом говорила еще в начале XX века, как и В. И. Ульянов), а главное — неустой­чивость позитивных тенденций (подъем 1903—1904 г.г. связан только с подго­товкой к войне с Японией — явный милитаризационный механизм, что сегодня демонстрируют США, разумеется, не от хорошей жизни). Такая резкая динами­ка, в первую очередь, связана с общей отсталостью страны, что не вызывало и не вызывает сомнений у специалистов ни в 1900 г., ни в 1998г. (Россия в 7,5 раза меньше выплавляла стали, чем США и в 4,6 раза меньше Германии в 1913 г.). А во-вторых, со значительной долей несбалансированного акционерно­го капитала (слишком радужные прог­нозы взвинчивали инвестиции, по-моему мнению). Была и третья причина, веро­ятно, самая основная — это недостаток в национальных кадрах со всеми выте­кающими последствиями. Но как отве­тил управленческий этно-социальный слой на вызов времени?
        Разумеется, организационными нова­циями. И директор Таганрогского за­вода Транзастер в 1901 г. выходит с иде­ей объединения, которую 26-й съезд горнопромышленников Юга России ма­териализовал в синдикате «Продамет» в декабре 1901 г., а правительство утвер­дило устав и состав общества 5 июня 1902 г. с правлением в Париже. В чем дело? Почему в Париже? Да потому, что стремились опереться на мировую экономику! Поэтому и в Париже, поэто­му с 1902 г. по 1904 г. созданы в рамках
 
ПОНИЖЕНИЕ И ПОВЫШЕНИЕ ОПТОВЫХ ЦЕН В XIX И НАЧАЛЕ

Англия
США
Германия
Франция
Мариуполь
1896 — 1900
1896 — 1900
1895 — 1900
1896 — 1900
1897 — 1899
+22,8
+ 20,6
+25,0
+ 20,7
+ 49,6
1900 — 1903
1900 — 1901
1900 — 1903
1900 — 1902
1899 — 1903
—7,9
—1,5
—8,0
—5,1
-33,2 (до 50)
1903 — 1907
1901 — 1907
1903 — 1907
1902 — 1907
1903 — 1904
+ 15,9
+ 18,0
+22,4
+ 16,0
+ 7,2 (госзаказ)
«Продамета» шесть синдикатов, а в 1910 г. — и рельсовый синдикат. Поэто­му правление синдиката «Трубопродаж» (1902 г.) находилось в Берлине и т. д. и т. п. Опыт Запада, надеялись, - выве­дет страну из стагнации в развитии, но никто не будет думать и желать за кого-то. Если сегодня обратиться к ста­тистике, то, уверен, можно увидеть яв­ный перегиб в репатриации прибылей. Не могу согласиться; что в первые го­ды кризиса 1900 — 1901 г.г. чистая при­быль акционерного общества «Русский Провидане» в размере 835,658 рубля была оправдана, т. к. у «Никополь-Мариупольского» общества прибыли бы­ли значительно меньше, а оборудование современней (Вальтер Кеннеди построил прекрасные доменные печи). Все-таки управлять национальной экономикой нужно не из Парижа.
Это первый урок истории развития рыночной экономики.
 
АКЦИОНИРОВАНИЕ И ИНВЕСТИЦИИ
 
      Для многих в СНГ до сих пор явля­ется новой формой распределения ответ­ственности (или .собственности, как кому удобнее) — акционерная, которая была для индустриализации в России в конце XIX; века в рыночных условиях наибо­лее приемлемой, по мнению электората Империи.
        И акционерами «Никополь-Мариуполь­ского» общеста 6 июля 1896 г. стали Русско-Азиатский банк в Париже, Меж­дународный 'коммерческий банк нацио­нальная учетная контора в Париже, Санкт-Петербургские частные банки (учетный и ссудный банк, русский банк), знатные вельможи России, такие, как Великий Князь Михаил Николаевич, князь Л. И. Урусов, граф С. Ю. Витте (слабо закамуфлированное государст­венное участие), а также различные Французские дельцы. Несмотря на то, что совет общества находился в Пари­же и с просьбой к правительству об учреждении общества обращались иностран­ные подданные Ротштейн и Смит, это было русское акционерное общество по сути, что и отразилось на всей деятель­ности заводов. Основной капитал об­щества назначался в 3 млн. руб. золо­том на 24 тыс. акций, по 125 руб. каж­дая Центральный Государственный ар­хив РФ в Санкт-Петербурге, ф 23 оп. 24. R. 332, л, 2).
         Стержнем  всего дела была нефть, а именно, керосинопровод Баку - Бату­ми. Считалось выгодным не возить трубы, а построить для их производства заводы, которые и закупили в США (металлургический и трубный). Темпы строительства поражают и сегодня. В декабре 1896 г. в районе станции Сартана началось возведение корпусов, а к 1-му февраля 1897 г. были пуще­ны мартеновская печь, листопрокатный и трубосварочный станы (численность строителей немногим превышала 2000 человек). В 1897 г. было произведено 6569 тонн стали и 3418 тонн проката при численности рабочих и строителей 2673 чел. (получалась выработка 1.278 тонны проката на работающего и 2,458 тонны стали на одного .работающего). Фактически в 100 раз меньше произво­дительность, чем была достигнута в 80-е годы.XX века. В 1898 г. произво­дительность с вводом доменной печи, двух мартенов, средне листового про­катного стана, электростанции в коксо­вых печей на одного работающего до­стигла: 6,735 тонны чугуна; 2,815 тон­ны проката. А это уже только в 17-18 раз более низкая производительность, чем в 80-е годы XX века.
         Действительно, могла закружиться .голова от успехов, что и сказалось на биржевой стоимости акций (до 270 руб­лей). Вероятно, нужно было остано­виться и подумать о цене за успехи, но этого еще не умели делать и только увеличили нарицательную стоимость ак­ций со 125 рублей до 187 рублей 50 ко­пеек, а также выпускают 5% облига­ций на 3 млн. рублей.
А. ВАСИЛЬЕВ, доктор экономических наук.
 
«АЗОВСКИЙ МОРЯК» - 9 СЕНТЯБРЯ 1998г.
 
К ВОПРОСУ ПЕРЕХОДА НА РЫНОЧНУЮ ЭКОНОМИКУ
 
На каком экономическом фундаменте будет создаваться СЭЗ
(Окончание. Начало в № 68).
 
       В 1899 г. завод работает уже на полную мощность с выработкой 53 тон­ны стали на одного работающего (только в 4,9 раза производительность ни­же, чем в 80-е годы XX века!). А учи­тывая экономию на вcем (как после войны на экологии), трудно удержать­ся от привлекательности инвестирова­ния в металлургический комплекс Ма­риуполя. За два года капитал обще­ства увеличивается до 6750 тыс. руб­лей. Но ведь рост стоимости акций был искусственный, для повышения нор­мы их прибыльности, т. е. в расчете на рост нормы эксплуатации живого тру­да и без отдачи в производство или хо­тя бы в рост капитала ОРГАНИЗА­ЦИИ. Это не могло пройти бесследно. Поэтому и инвестирование было хищ­ническое (не повышающее интеллекту­ализацию труда, а базирующееся на достигнутом уровне его интеллектуали­зации, которая выражалась преимуще­ственно в технологиях, по - мнению, электората Российской Империи).
     Но это мнение не разделяли, по-видимому, французы, которые вошли в правление «Никополь-Мариупольского» общества в лице П. Г. Дарси, который впоследствии не только стал председа­телем правления акционерного общест­ва «Русский Провиданс», но и доверен­ным лицом группы французских банков и председателем совета общества «Продамет». Фактически французы сде­лали опору на более современный ка­питал ОРГАНИЗАЦИИ.
      Еще в 60-е годы отечественные исто­рики объяснили успехи и стабильность работы «Русского Провиданса» при­надлежностью ему каменноугольных ко­пей в Донбассе (Рутченковские камен­ноугольные рудники) и железных руд­ников в Кривопожье и на Керченском полуострове («Вся Россия», адрес-ка­лендарь на 1911 г. пор. ном. 22,697,717 в разделе «Горное дело»). А «Нико­поль - Мариупольское» общество было лишено своего угля и ему принадлежа­ли только железные и марганцевые руд­ники в Криворожье. Но ведь эту ситуа­цию нужно было предвидеть, как и кри­зис 1900 г., когда осенью прекратили строительство Белянских доменных пе­чей, был остановлен Верхве-Днепровский металлургический завод (Ф. F. Лось. Формирование рабочего класса на Украине и его революционная борь­ба в конце XIX века, 1966. с. 116) и не приступил к работе завод Алмазного общества (Д. И. Шполянский. Монопо­лии угольно-металлургической промыш­ленности Юга России, изд. АН СССР, 1953. С. 46), а также в 1901 г. прекра­тили работу Керченский, Сулимский и другие заводы (Ф. Е. Лось. Там же).
        Прогноз развития мировой экономиче­ской системы позволил «Русскому Провидансу» в самый разгар кризиса 1903 г. увеличить производство чугуна и присту­пить к производству рельс (Д. И. Шполянский. Указ. соч. С. 61). Ощущается огромная работа, проведенная по при­влечению крупнейших иностранных бан­ков: Генерального общества (Париж), Парижско-Нидерландского банка, Гене­рального общества (Бельгия), Немец­кого банка. Международного банка (Париж), Лионского кредита и других (Д. И. Шполянский. Указ соч. С. 42). И работа не эпизодическая, а постоян­ная. Боролись за госзаказ, получив в 1900 г. премию 653 тыс. рублей за про­изводство рельс, а в 1903 г. продавали их России по 1 руб. 23 коп. за пуд при себестоимости 85,67 кол. (30% норма прибыли, что очень даже хорошо во время кризиса). А создание синдиката «Продамет», а образование в 1908 г. син­диката по поставке рельс для нужд ко­ролевских железных дорог Сербии (во­шли Нижнеднепровский, Русско-Бель­гийский и «Русский Провиданс»), что позволило вывезти в Сербию рельс на 4 млн. франков (Д. И. Шполянский. Указ. соч. С. 63). А борьба за возмож­ность производить даже при более низ­кой квоте в синдикате «Продамет» (Никополь-'Мариупольскому заводу было на­вязано соглашение о прекращении про­изводства сортового железа, и в 1908 г. прокатный цех был закрыт), но не си­ловыми методами, а обязательством вы­плачивать премию с каждого произве­денного пуда. И Никополь-Мариупольский завод получил за 1912—14 г.г. 1 793 884 рубля премии. Все это далеко не простые решения, которые без опоры на интеллект десятков заинтересован­ных людей невозможно, выработать. Но как этих людей привлекали к работе? Что поставило «Русский Провиданс» в более выгодное 'положение?
      


Источник: http://www.azov-academy.ucoz.org/publ/stati_i_nauchnye_publikacii_articles_science/vidpovid_kerivnikam_jaki_pracjujut_ne
Категория: Закон сохранения труда и закон неуничтожимости интеллектуально-духовного труда в экономике и истории | Добавил: Vasiljev (2010-12-22) | Автор: Alexander Vasiljev-Muller
Просмотров: 661 | Теги: С.Л.Франк, Оксана Радиш, О.Н.Лосский, Шеллинг, К.С.Бельский, Олександр Васильєв, Русский Провиданс, П.Ф.Флоренский, П.Дарси, Д.И.Шполянский | Рейтинг: 5.0/5 |
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Форма входа

Поиск

Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Отдых в Карпатах


  • Copyright MyCorp © 2016