To Evro-2012 "New Greek's Art in Mariupol" /Революционное созидание - Программа "Красная книга культур Европы" - Статьи и научные публикации /articles & science - Publisher - Азовское Отделение Академии ЭНиПД /AES&E
"Azov Academy"Воскресенье, 2016-12-04, 3:55 AM

Приветствую Вас Гость | RSS
Главная | Publisher | Регистрация | Вход
Меню сайта

Категории раздела
Международные научные конференции - Форумы [62]
Материалы ИНТЕРНЕТ конференций и Форумов с указанием участников, целей и новых идей, появившихся в результате их проведения
Программа "Красная книга культур Европы" [17]
Обоснование и основные итоги выполнения программы по греческому, армянскому и болгарскому этносам, а также по региональным культурам украинского народа
Проект "Новая Готия" [38]
Раскрываются истоки украинской государственности и глубоких историко-культурных связей украинцев с германскими народами, которые имели независимое государство на территории Украины до 1775 г.
Закон сохранения труда и закон неуничтожимости интеллектуально-духовного труда в экономике и истории [68]
Раскрываются особенности проявления закона сохранения труда в экономике государств Восточной Европы и индустриально-развитых стран, а также приводятся факты подтверждающие существование закона неуничтожимости интеллектуально-духовного труда в исторической ретроспективе и при анализе наиболее важных сфер человеческой деятельности
Премия"Голика-Гули-Каримова-Васильева"Кумпана; Медаль"Св.Игнатия,Митр.Готии и Кафы&qu... [12]
История становления "Премии Кумпана", её лауреаты, Положение о присуждении, НАЦЕЛЕННОСТЬ на общецивилизационные ценности; История учреждения Академической Международной Медали "Святого Игнатия, Митрополита Готии и Кафы", её лауреаты, кандидатуры выдающихся экономистов на присуждение Медали, одобренные Академиком, проф. Валерием Васильевым, Положение о присуждении и не публичный характер вручения, что необходимо при осуществлении реальной духовной поддержки
Поддержка интеллектуально-духовных Лидеров Мира, защита Прав Человека, работа с МБЦ- Кембридж и АБИ [39]
Создание номинации Интеллектуально-Духовные Лидеры Мира, первые её номинанты в 2004 году; защита Прав Человека в Украине; кандидатуры в справочные издания Международного Биографического Центра в Кембридже и в издания Американского Биографического Института

Статистика

Онлайн всего: 6
Гостей: 6
Пользователей: 0

Главная » Статьи » Статьи и научные публикации /articles & science » Программа "Красная книга культур Европы"

To Evro-2012 "New Greek's Art in Mariupol" /Революционное созидание
«АЗОВСКИЙ МОРЯК» - 22 ДЕКАБРЯ 1999г.
 
Революционное созидание
 
Книга — это маленькая ис­тория нашего искусства.
                                                                                                                               К. МАЛЕВИЧ.
 
       ВСЯ ЖИЗНЬ и творчество этих двух исключительно та­лантливых людей, как бы акцен­тирует внимание всех, кто зна­комится с их произведениями на СОЗИДАТЕЛЬНОМ аспекте. И складывается впечатление, что все революционные мотивы XX века, как бы получили взвешенную трактовку в их творчестве.
      Пройдя в буквальном и пере­носном смысле через пожари­ща конца второго, тысячелетия, в которых сгорело все малозна­чительное и мелкое, они вво­дят нас в эру духовности.
      Их многогранный созидатель­ный труд, как бы разрушает границы между искусством и жизнью, продолжая революци­онную традицию русского и европейского футуризма, но на принципиально новом высоком уровне художественной школы. Революция как бы составля­ет основу мироощущения и Лель Николаевича, и Валенти­на Константиновича, но рево­люция созидания, революция инновационного мировосприя­тия и осознания основополага­ющих закономерностей развития культурных феноменов. Вот то, что заставляет творческую мо­лодежь постоянно возвращаться к работам наших мариуполь­ских «бунтарей», находя в их творчестве революционное но­ваторство Маринетти и Апол­линера.
      Вы окажете, что это слишком смелое определение, но посмо­трите на основные мозаичные работы Л. Н. Кузьминкова и В. К. Константинова. И вы не сможете не ощутить впечатле­ния от прочтения интереснейшего и эмоционально насыщенного произведения (возникает после ознакомления с абсолютным большинством их монумента­льных работ).
      Именно прочтения, т. к. се­бя лично ловил на ощущении читателя редкого и дорого фо­лианта, когда, в частности, рас­сматривал мозаику на нашем железнодорожном вокзале (для всех командировочных, вероят­но, самое знакомое произведе­ние).
       И, вероятно, для каждого славянина исключительно важ­но ощутить себя читателем идей той или иной творческой индивидуальности при знаком­стве даже с произведениями живописи. Когда это происходит со многими моими знакомыми, то у них остается ощущение приобретения и даже твор­ческой удачи.
      А истоки этого в том, что мы к Книге относимся, как к род­нику Истины, Ведь приобщение к Евангельскому Слову моло­дой славянской нации происхо­дило на. Руси через книги, ко­торые привозили с собой грече­ские и болгарские миссионеры. И все мы, потомки новооб­ращенных язычников, благогове­ем перед СЛОВОМ, помещен­ным в Книгу. И хотя, после многовековой греческой миссио­нерской деятельности, Петр I пытался привить в России от­ношение к книге, как к источ­нику знаний без религиозной окраски, и это продолжила Ека­терина II, но мы даже в Мариуполе ощущаем, что для боль­шинства населения в отношении к книге перемены от реформ Петра еще на наступили.
      И поэтому та работа, кото­рую выпустил Лель Николае­вич о возвращении греков в 1778—1780 г.г. в Мариуполь­ский уезд, реально продолжает сегодня те Петровские рефор­мы, связанные с созданием ус­ловий для интеллектуального роста наших соотечественников. Имею в виду ту глубокую и объективную критику, которая ставит книгу Л. Н. Кузьминко­ва в ряд интереснейших академических изданий, а ее авто­ра в число специалистов, ко­торого сегодня приглашают пра­ктически на вое международ­ные конференции по греческой тематике.
      «Переселение Крымских гре­ков в Северное Приазовье в 1778—1780 г.г. (Причины и следствия)» Л. Н. Кузьминко­ва с первого взгляда не столь революционна, как «Zand Tumb Tuum» Маринетти или «Калиграммы» Аполлинера, где широко испо­льзуются на пространстве одной страницы разные типы , шрифтов и допускается нару­шение логической связки текста. Однако широкое использова­ние «жирного шрифта» для усиления акцентирования на тех или иных смысловых аспек­тах создает совершенно необы­чную атмосферу восприятия содержательных моментов. Не­обычно и расположение самого материала в книге и последова­тельность его изложения. С одной стороны — нарушение устоявшихся традиций, а с дру­гой — подчинение изложения содержательных моментов ло­гике осмысления исторической реальности делает знакомство с книгой интересным и во мно­гом необычным. Но главное — нет нарушений академических канонов объективности и на­учности, т. к. каждое положе­ние дано со ссылками и указа­нием первоисточников (!!). Дей­ствительно — редкая сумма ка­честв. Если указать на исполь­зование приложений, как чет­ко сориентированной системы доказательств, в которую вклю­чены материалы Епископа Фео­досия и оригиналы личных пи­сем, то максимально допуска­емая сегодня новизна — оче­видна.
        Ведь 1998—1999 г.г, — это далеко не 1903—1912 г.г.
      Данные замечания : сделаны специально для того, чтобы по­казать живучесть и объектив­ность реформаторских идей, которые вдохновляли и Василия Кандинского и Фр. Марка, Вла­димира Маяковского и Д. Бурлюка, К. Малевича и В. Хлеб­никова.
       Мы сегодня не всегда даже в общих чертах представляем себе то влияние, которое ока­зывает новаторство идей в ис­кусстве на развитие культуры в целом и на социально-эконо­мическое развитие, в частности.
        Возьмите, к примеру, «Техни­ческий манифест футуристиче­ской литературы» (май 1912) и «Разрушение синтаксиса»- (май 1913) Маринетти, первенство фу­туристических открытий которо­го в России отчаянно оспари­вали, и далеко не всегда кор­ректно (демарши во время по­сещения России Маринетти в 1914 г. и попытки давать бо­лее раннюю датировку собственных изданий). Ну какое влияние могло иметь их новатор­ство на развитие, например, гре­ческой культуры? Но давайте вспомним, что возрождение греческой культу­ры в Приазовье после бездум­ной русификации в 70-х годах XIX века началось после зна­менательного постановления Ко­миссии СНК в 1926 г., кото­рым «непонятную для широких народных масс... отменили ис­торическую орфографию и утвердили фонетическую», опере­див этим решением по упро­щению обучения десятки стран мира. И сопоставьте текст это­го постановления с текстом Ма­нифеста русского футуризма, которым открывался «Садок су­дей 2» (март 1913), в котором авторы отмечают следующие достижения:
       «1. Мы перестали рассматри­вать словопостроение и слово-произношение по грамматиче­ским правилам, став видеть в буквах лишь направляющие ре­чи. Мы расшатали синтаксис.
       2.Мы стали придавать со­держание словам по их начер­тательной и фонетической ха­рактеристике.
      3.Нами осознана роль при­ставок и суффиксов...
    8. Нами сокращены ритмы, Хлебников выдвинул поэтиче­ский размер живого разговор­ного олова...» (Садок судей, Спб. 1913, с. 2).
      По существу эти два доку­мента могут принадлежать пе­ру одного человека (сделает вывод непредвзятый исследова­тель), а ведь их разделяет 13 лет. И очевидно, что служите­ли муз оказались более восприимчивы к духу требований новой фазы «бешено развива­ющегося человечества», чем служители науки, которым по­требовалось 13 лет для осозна­ния ситуации и трансформации революционного, порыва в кон­кретику управленческих реше­ний более (и сегодня, и в начале века принятие вешений на правительственном уровне без визи­рования проектов специалиста­ми невозможно).
       А не было б постановления, то не было б ни Г. А. Косто­права, ни его учеников, ни ин­теллектуально-духовной работы греческой интеллигенции, кото­рую оборвал 1937 г., но пози­тивный импульс которой мы ощущаем и сегодня.
       И кто же в 90-е годы со­храняет меотийокие культуры? Кто в авангарде борьбы за БУДУЩЕЕ?
       Художники — как и на ру­беже XIX в. и XX в., так и на ру­беже XX в. и XXI в., художни­ки выступают за возрождение языка Г. А. Костоправа, кото­рый зачастую даже современ­ней широко распространенной димотики, как бы впитав в се­бя новаторский революционный дух русских авангардистов на­чала XX века.
       И что характерно — они не только выдвигают идеи, а реа­льно созидают. Интуитивно осо­знав, что за сто лет мир тре­бует от интеллектуальной эли­ты не столько революционности новизны, сколько революцион­ности созидания. И акцент вре­мя ставит на втором слове — на СОЗИДАНИИ.
       Публикации в газетах, высту­пления на конференциях и ве­дение постоянных передач на греческом языке по радио, ре­дактирование рубрики «С БЕ­РЕГОВ ДРЕВНЕГО ПОНТА» в бюллетенях Украинского (Азов­ского) Отделения АЭНПД — это же реальная, напряженная целеустремленная работа, которая качественно отличается от революционных «вспышек» 20-х годов.
     И очень органично они при­нимают самое активное учас­тие в создании самого значи­тельного инновационно-созида­тельного шага в интеллектуаль­но-духовной сфере Востока Ук­раины — Украинское (Азовское) Отделение Академии экономиче­ских наук и предприниматель­ской деятельности.
      Вообще роль греческой ин­теллигенции Мариуполя сегод­ня трудно переоценить, а та борьба и труд целых поколений представителей величайшей из существующих на земле куль­тур многими даже не осознает­ся.
     Укажу только на самые ха­рактерные факты.
     В 1215 т. при Филиппе II Августе в Париже был осно­ван университет, но только в 1253 г. Робертом Сорбоном, ду­ховником Людовика Святого была основана богословская школа, ставшая впоследствии богословским факультетом Па­рижского университета (как бы то ни было, но в конце XIII ве­ка во Франции уже готовились специалисты университетского уровня).
     А университет в России уда­лось создать только в 1755 г. и не в Санкт-Петербурге, а в Москве (с этно-социокультурных позиций очевидна необхо­димость наличия накопленного кадрового интеллектуального по­тенциала; своего, отечественно­го потенциала; что подтвержда­ет открытие только в 1819 г. университета в Санкт-Петербур­ге, во главе с экономистом Балугянским Михаилом Андрееви­чем, что поучительно для нас и сегодня, несмотря на работу с 1724 г. Императорской Акаде­мии наук). Действительно не­обходим напряженнейший труд целых поколений, т. к. для его создания пришлось забрать все наиболее способные кадры из Киевско-Могилянской Академии, обучив предварительно в ней М. В. Ломоносова!
      И только в конце XIX века появилось более десятка интел­лектуально развитой профессу­ры, обладавшей и высоким уро­внем нравственных ориентиров, над которыми охранка уже мог­ла проводить широкомасштаб­ные «провокационно-экспери­ментаторские» акции, отраба­тывая дирижирование Европой и Америкой.
     Сколько усилий от нации по­требовалось для привития на исконно варяжских землях ин­теллектуально-духовной тради­ции бескомпромиссного научно­го поиска — лучше не говорить и не анализировать.
     А вот из Мариуполя (древн. Кремнеса) все только забирали и забирали. И что же?
    Когда последние остатки «Московского десанта» специ­алистов 60-х подов бежали в Россию из Приазовского госу­дарственного технического уни­верситета, бывшего Мариуполь­ского металлургического инсти­тута, общественность Приазовья ощутила, что можно надеяться только на собственные кадры потомственной интеллигенции. И самое удивительное для тех­нократически мыслящего руко­водства — эти кадры оказались в Приазовье, что в действите­льности является еще неосоз­нанным для многих феноменом. И они не разобщены, а друг друга поддерживают и созда­ют, творят и активно работа­ют, невзирая ни на какие сло­жности.
       Вот вам самое рельефное до­казательство необходимости со­блюдать этно-социальные зако­номерности, бережно относясь к интеллектуальным ресурсам не. только в теории.
       И сложившееся положение осознали не только в Украине, но и в России. Поэтому интел­лектуальная элита Москвы пра­вильно оценила ситуацию 90-х годов и, несмотря на возмож­ность деструктивных админист­ративных рецидивов, решила забазировать организационно-руководящую структуру по интеллектуально-духовным иннова­циям, именно в Мариуполе, оперевшись и на греческую интел­лигенцию.
      На таких людей, как Лель Николаевич Кузьминков и Валентин Константинович Константинов.
    Но сегодня мы, в первую очередь, анализируем не будущее академической науки в Украине и в государствах Coдружества (СНГ) и даже не научноее творчество членов Совета Мариупольского общества греков и членив ученого совета У(А)0 АЭНПД, а стремимся дать должную оценку 30-летнего творческого подвига наших коллег и постараться увидеть перспективы дальнейшего твор­ческого поиска.
    Так вот, вспоминая слова Малевича в письме к А. Бенуа, мы можем повторить: «В искусст­ве е:ть обязанность выполне­ния его необходимых форм... Нравится или не нравится - искусство об этом вас не спрашивает, как не спросило, ког­да создавало звезды на небе» (Каталог выставки. Амстердам, 1988. с. 165).
    Действительно, если требование времени обусловили инте­рес Гогена к забытой богом Бретани и к далекой Полине­зии, Матиса — к Марокко, а Пикассо и Дерена - к произ­ведениям негритянской пласти­ки, то Лель Николаевичу и Ва­лентину Константиновичу необ­ходимо обратиться к глубокому внутреннему видению собствен­ных истоков творчества. Им не нужно, как Гончаровой, нахо­дить предчувствия нового ху­дожественного стиля в образах скифских и половецких камен­ных баб. Искра высочайшего эстетизма Праксителя живет в каждом творчески одаренном потомке эллинов. А в сердцах Мариупольских художников из греческих обществ устойчиво, ровно горит факел этого огня, согревающего всех, кто с ни­ми общается.
      Если представители русского авангарда в начале века были уверены, что в новом искусстве будущего не будет места во­люнтаризму, то сегодня можем только подтвердить этот тезис, сославшись на многогранное творчество Лель Николаевича и Валентина Константиновича. И, наблюдая генезис творческого освоения ими такой сложной и такой интересной жизни, можно почувствовать, что сило-линии (идея Боччони), идущие от ка­ждого деяния этих двух подви­жников, должны в пространст­венно-временном континиуме сойтись в мощнейшем синтезе созидания принципиально новых художественных форм или да­же нового вида искусства.
      Мы не можем абсолютно од­нозначно предсказать время и результаты такого синтеза, но оптимизировать путь творческо­го роста и с достаточно высо­кой степенью вероятности ука­зать время для реализации саккумулированных творческих замыслов — можем.
      И, вероятнее всего, этот про­рыв в неизвестное будущее про­изойдет в сентябре—октябре 2000 года. Для всех нас это очень желательно, т. к., по-ви­димому, в 2001 году состоится Второй Всемирный Конгресс Духовного Согласия в Гаване (инициатива Института эконо­мико-социокультурных исследо­ваний). И очень хотелось бы к этому форуму сделать как мож­но больше. Поэтому необходи­мо всем нам сделать все воз­можное, чтобы наши талантли­вые земляки могли творить и созидать.
    И, видя, как вдохновенно они работают над новыми монумен­тальными работами, надеемся, что позитивный импульс от их достижений превзойдет все со­зданное ими прежде, а по но­ваторству явятся достойными продолжателями идей группы «Мост».
     Этого очень хотят все их друзья и поклонники, т. к. но­вый век требует новых иннова­ционных решений и инициатив.
     И по-настоящему творчески одаренные люди это понима­ют.
                                                                                                             А. ВАСИЛЬЕВ, организатор Гражданского
                                                                                                            Понтийского Союза, ака­демик Нью-Йоркской
                                                                                                            Ака­демии наук.
 
 
 V. Konstantinov, L. Kuzminkov are the participants of the greatest monumental art exhibitions in Ukraine (Kiev) and USSR (Moscow). Portraits and landscapes were displayed at the international and foreign exhibitions (Paris, Berlin, Moscow, Ulan-Bator). Their works were highly appreciated in special edi­tions of Ukraine, USSR and in foreign periodicals.
Валентин Константинов — Лель Кузьминков
(30 лет творческого сотрудничества)
 
        Мозаики и росписи, витражи, монументально-декора­тивная и портретная скульптура. Разнообразие техник и ма­териалов. Керамика и смальта мельчайшего модуля, глыбы цветного стекла, гранит-дикарь и благородный белый мра­мор. Это в мозаиках. В росписях — масляная живопись и эн­каустика. Резьба по цементу, барельефы с мозаикой в ори­гинальной авторской технике обратного набора в форму — это в декоративной скульптуре. А в монументальной круг­лой пластике — железобетон, одетый в алюминий, в че­каненую и кованую медь. Площадь только мозаик и роспи­сей, выполненных за эти годы, достигает 2000м кв.
        Но не только в монументальном искусстве и станковой живописи проявилось творчество этих талантливых людей. Они активно борются за возрождение диалектов меотийских греков, - за сохранение памятников византийской куль­туры в Украине. (Международные конференции 1991-99 гг.). Они являются членами Конгресса федерации греческих обществ Украины, членами совета Мариуполь­ского общества греков, членами ученого совета Украин­ского (Азовского) отделения Академии экономических на­ук и предпринимательской деятельности. А книга Л. Кузьминкова «Переселение крымских греков в Северное При­азовье», вошедшая в цикл работ «Основные теоретико-методологические проблемы преодоления системных кризи­сов», выдвинута на Государственную премию Украины 1999 г. и получила высокую оценку Петровской Академии наук и искусств.
        Монументальные работы художников украшают обще­ственные здания индустриальных и курортных центров Ук­раины — Бердянска и Славянска, Артемовска и Мариуполя, старинных греческих сел Приазовья — Малого Янисоля, Урзуфа, Старого Крыма. В этих работах создан поэтический образ Днепра-Славутича и Украины (Бердянск, Урзуф). В пластически убедительных образах подняты общечеловече­ские темы Труда, Любви и Семьи в барельефах и мозаиках Мариуполя. Изучая и творчески применяя прикладное на­следие крымских ромеев, византийские образцы, художни­ки заложили основы национального профессионального ис­кусства греков Приазовья (работы в греческих селах).
        В мемориалах Урзуфа и Малого Янисоля запечатлена неумирающая память о Великой Отечественной войне. Со­авторы живут историей родного Приазовья, которая выво­дит их к событиям и образам великих эпох. Как времен очаковских и покоренья Крыма (памятник митрополиту Игнатию), так и эпохальных событий новой истории (ме­мориалы в память Великой Отечественной войны). И здесь особенно впечатляет «Вечный огонь» — архитектурно-мо­заичный монумент на скальных породах холма в Малом Янисоле. Выразительные головы воинов на «золотом» ви­зантийском фоне дуги, покоящейся на мощных пилонах, символические женские фигуры в голубом одеянии с вос­точной стороны дуги, окруженные красно-оранжевыми языками пламени — этим «вечным огнем» — сливаются во впечатляющий образ монумента. А под высоким холмом течет .степная речка Кальчик, напоминая о битвах про­шлых веков.
       Удачный выбор места — холм, господствующий над се­лом, выразительная «привязка» памятника в высшей точке этого холма, усиливает впечатление. Творение природы и монумент сливаются в единое целое. Подчеркнем, что в этой работе Кузьминков и Константинов выступили не только как художники, но и как авторы архитектурной части памятника. Эту их удачу отметил известный архитектор Ар­тур Лукин.
       Как уже отмечалось, география мону­ментальных работ соавторов довольно широкая. Но все же, думается, что лучшие работы художники создали в родном Ма­риуполе. Это многофигурная мозаика «Металлурги», полная огня и движения, колористически и ритмически вписываю­щаяся в формы зала ожидания железнодо­рожного вокзала. Разумная мера условности, подчеркивающая плоскость стены, соблюдение фор­мальных законов монументалистики, тем не менее, не ли­шают это монументальное панно жизненной выразитель­ности. Здесь создан впечатляющий образ Труда, создан из художественных символов Мариуполя — города людей «ог­ненной» профессии — сталеваров. Известный монумента­лист профессор Виктор Арнаутов считал эту мозаику боль­шой удачей.
     Теме Труда и Науки посвящена большая 18-фигурная композиция «Люди «Тяжмаша». Она выполнена в мель­чайшем модуле смальты в сложной гамме сдержанных си­них, золотистых, красноватых и серебристо-серых тонов. В этой мозаике особенно явственно ощущаются принципы византийского колорита. Здесь была решена сложнейшая живописная задача — в сравнительно небольшом прост­ранстве западного вестибюля инженерного корпуса «Тяж­маша» «посадить» на плоскость стены крупномасштабные фигуры. Этой же задаче подчинена и трактовка объемов самих фигур. И если мозаика вокзала построена в основ­ном на общей выразительности и ритмике движения, то здесь (при всем богатстве пластики движения и ритмов) ху­дожникам удалось создать более индивидуализированные, психологически содержательные женские и мужские обра­зы. Они интеллектуально значимы, исполнены чувства до­стоинства. Но вместе с тем, художники избежали бытовиз­ма, не снизили общего «высокого строя» композиции. Вся эта мозаика площадью 100 м2 от первого до последнего ка­мешка смальты реализована исключительно в авторском исполнении. Подсобники приглашались только на колку смальты. В данном случае соавторов вдохновлял пример великого Микеланджело, обходившегося без помощников даже в совершенно незнакомой ему области фрески.
     Если освоение законов стенописи и ее разнообразных техник потребовало от художников длительного времени. проб и опытов, начиная с отдельных работ 1953 года, вы­полненных под общим руководством известного в Донбассе художника Александра Коморного, то путь в скульптуру был стремительным уже с первых шагов. Этот успех был неожиданным и для окружающих скульпторов-профессио­налов, и, по-видимому, для самих Константинова и Кузьминкова. Ведь если в росписях и мозаиках пригодился теть и соответственно трансформированный многолетний опыт работы в разных жанрах станковой живописи (порт­реты, картина), то скульптуре соавторы нигде не обучались и не имели практически никакого опыта. Но монументаль­ний фриз — барельефы с мозаикой «Юноша» и «Девушка». Семья» — сразу принес художникам большой и заслужен­ный успех. Работа демонстрировалась на крупнейших смо­трах монументального искусства в столице Донбасса, где была отмечена на авторитетной и представительной кон­ференции в выступлениях, а позже и в статьях известных статичных искусствоведов. С не меньшим успехом этот скульптурный фриз демонстрировался на ответственных и юбилейных выставках монументального искусства Украи­ны. Мариупольские барельефы с мозаикой отмечались на объединенном форуме Союза архитекторов и художников Украины в Киеве. И, наконец, этот скульптурный фриз мариупольцев успешно демонстрировался на больших итоговых выставках монументального искусства СССР в Москве в 1982 и 1983 годах.
       Остается добавить, что в монументальное искусство ху­дожники пришли каждый своим путем, уже имея большой опыт работы в станковой живописи, будучи уже членами Союза художников Украины и СССР. Так, Лель Кузьминков прошел путь от жанровой картины («В собесе») к мо­нументальным полотнам «Сталеваров» (диплом первой степени Донецкого союза художников, грамота Президиу­ма правления Союза художников СССР). Две картины «Сталевары» были приняты на юбилейные республикан­ские выставки в Киеве, где отмечались их колористические достоинства. Кузьминков работает и в жанре портрета, од­ним из первых выполнив портретную работу по договору с Министерством культуры УССР. Его портреты хранятся в музеях Мариуполя, Донецка, в картинной галерее города Красный Луч. Нашли признание и серии пейзажей худож­ника по мотивам Крыма и Литвы. Свой имидж пейзажис­та Кузьминков подтвердил на зарубежной выставке «Ху­дожники Украины в Париже» (1992 год). Графика Кузьминкова находится в постоянной экспозиции музея Тараса Шевченко в Киеве, Ивана Франка во Львове, а также в Рос­сийской национальной библиотеке в Москве. Это линогравюры по мотивам «Кобзаря» Т. Г. Шевченко, выполнен­ные к уникальным рукописным экземплярам «Кобзаря» в переводах местных греческих поэтов.
      Валентин Константинов также отдал дань жанровой картине («У больного учителя», «Аквариум»), но главные свои усилия сосредоточил в портрете, где добился широко­го признания. Его портреты с большим успехом демонст­рировались на смотрах живописи в столицах: СССР — в Москве, ГДР — в Берлине, на многочисленных выставках в Киеве, на зарубежной — в Улан-Баторе (Монголия). Пор­треты его хранятся в различных музеях Украины, в том числе в первоклассном музее изобразительного искусства в Харькове. А также в зарубежных коллекциях.
     В 1990 году многолетний творческий путь художников был отмечен высокими наградами. Они удостоены грамот Президиума Верховного Совета Украины — за заслуги в развитии изобразительного искусства Украины. Мариу­польские мастера продолжают активное творчество. К 1990-1991 годам завершен мемориал ВОВ в Урзуфе, в 1992 году создан памятник основоположнику греческой литера­туры на Украине Георгию Костоправу, многоплановый вы­разительный образ которого создан в бетоне и алюминии. Творческий и технический опыт, приобретенный в работе над семиметровой символической фигурой «Матери» в Урзуфском мемориале, в работе над портретным образом в памятнике поэту, с успехом и внушительным результатом реализован в наиболее ответственной работе художни­ков — памятнике митрополиту Игнатию (1998). Здесь ма­стера-монументалисты Валентин Константинов и Лель Кузьминков работали в соавторстве с молодым талантли­вым архитектором Владимиром Еременко, который явля­ется автором проекта храма Св. Михаила, к архитектуре которого удачно привязан монумент Святителю Игнатию.
      О работах Кузьминкова и Константинова писали сто­личные искусствоведы Лидия Попова, Маргарита Ильяшенко, Михаил Пекаровский, скульптор и искусствовед Нинель Гаркуша, кандидат архитектуры Николай Коломоец, неоэллинистка кандидат филологических наук Татьяна Чернышева. Их статьи опубликованы в ведущих професси­ональных журналах Украины и СССР — «Искусство», «Об­разотворче мистецтво», «Строительство и архитектура», «Соціалістична культура», «Сільське будівництво», а также в столичных газетах «Культура і життя», «Літературна Ук­раїна». Широко освещалось творчество художников и в об­ластной прессе в статьях искусствоведа Михальского, жур­налиста Виктора Гринько, краеведа Павла Мазура. В город­ской газете «Приазовский рабочий» помещались творчес­кие портреты художников в статьях Сергея Бурова, Петра Кота, Бориса Петрикова и других авторов. Откликалась на творчество наших земляков и зарубежная пресса: Франции, Греции, федеративной Республики Германии. И не только пресса. Известный художник ГДР профессор Рекс Дитер хо­рошо знаком с творчеством наших юбиляров и демонстри­рует своим студентам в Берлине законы монументального искусства на примерах мариупольских мозаик.
Искусствовед Нина Гетманец.
 
 
ОСНОВНЫЕ РАБОТЫ
 
1. «Праздник Урожая» — мозаика на ДК, смальта, ке­рамика, цветное стекло, гранит (с. Урзуф, Дон. обл.).
 
2. «Материнство», «Спорт», «Труд», «Учеба» — мозаи­ка на цехах завода «Тяжмаш» — керамика (г. Мариу­поль).
 
3. «Юность» — мозаика на водной станции «ДОСААФ» — смальта, керамира (г. Мариуполь).
 
4. «Металлурги» — мозаика в ж/д вокзале, смальта, мрамор, гранит (г.Мариуполь).
 
5. «Славутич» — смальтовая мозаика на пансионате (г. Бердянск).
 
6. «Юноша», «Девуїика». «Семья» — фриз из барельефов с мозаикой, железобетон, смальта (г. Мариуполь).
 
7. «Люди «Тяжмаша» — смальтовая мозаика в инже­нерном корпусе завода (г. Мариуполь).
 
8. «Икар», «Все выше». «Космос» —роспись музея авиа­ции училища гражданской авиации, энкаустика (г. Славянск).
 
9. «Альфа-Омега» —мозаика на школе, смальта, кера­мика (г. Бердянск).
 
10. Монумент павшим в ВОВ — архитектурно-скульп­турный комплекс, железобетон, кирпич, смальта (с. Ма­лый Янисоль Донецкой обл.).
 
11.Декоративная роспись и рельефы в Доме бракосоче­тания — масляная роспись, расписной бетон (пос. Ста­рый Крым, рельеф в соавторстве с Бондаренко Л. И.).
 
12. Памятник основоположнику греческой поэзии на Украине Георгию Костоправу — железобетон, алюминий (с. Малый Янисоль).
 


Источник: http://iescr-catholic.ucoz.de/publ/nekotorye_metodicheskie_podkhody_k_sokhraneniju_grecheskikh_dialektov_v_priazove_do_d
Категория: Программа "Красная книга культур Европы" | Добавил: Vasiljev (2010-12-22) | Автор: Nina Ivanovna Getmanec
Просмотров: 968 | Теги: В.К.Константинов, Л.Н.Кузьминков, Д.Бурлюк, Г.Костоправ, В.Хлебников, Маринетти, Н.И.Гетманец, К.Малевич, В.Кандинский, Аполлинер | Рейтинг: 5.0/7 |
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Форма входа

Поиск

Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Отдых в Карпатах


  • Copyright MyCorp © 2016