Теоретико-методологические особенности ренессанса естественного права /этно-социальные аспекты развития Европейского сообщества - Закон сохранения труда и закон неуничтожимости интеллектуально-духовного труда в экономике и истории - Статьи и научные публикации /articles & science - Publisher - Азовское Отделение Академии ЭНиПД /AES&E
"Azov Academy"Пятница, 2016-12-09, 5:49 AM

Приветствую Вас Гость | RSS
Главная | Publisher | Регистрация | Вход
Меню сайта

Категории раздела
Международные научные конференции - Форумы [62]
Материалы ИНТЕРНЕТ конференций и Форумов с указанием участников, целей и новых идей, появившихся в результате их проведения
Программа "Красная книга культур Европы" [17]
Обоснование и основные итоги выполнения программы по греческому, армянскому и болгарскому этносам, а также по региональным культурам украинского народа
Проект "Новая Готия" [38]
Раскрываются истоки украинской государственности и глубоких историко-культурных связей украинцев с германскими народами, которые имели независимое государство на территории Украины до 1775 г.
Закон сохранения труда и закон неуничтожимости интеллектуально-духовного труда в экономике и истории [68]
Раскрываются особенности проявления закона сохранения труда в экономике государств Восточной Европы и индустриально-развитых стран, а также приводятся факты подтверждающие существование закона неуничтожимости интеллектуально-духовного труда в исторической ретроспективе и при анализе наиболее важных сфер человеческой деятельности
Премия"Голика-Гули-Каримова-Васильева"Кумпана; Медаль"Св.Игнатия,Митр.Готии и Кафы&qu... [12]
История становления "Премии Кумпана", её лауреаты, Положение о присуждении, НАЦЕЛЕННОСТЬ на общецивилизационные ценности; История учреждения Академической Международной Медали "Святого Игнатия, Митрополита Готии и Кафы", её лауреаты, кандидатуры выдающихся экономистов на присуждение Медали, одобренные Академиком, проф. Валерием Васильевым, Положение о присуждении и не публичный характер вручения, что необходимо при осуществлении реальной духовной поддержки
Поддержка интеллектуально-духовных Лидеров Мира, защита Прав Человека, работа с МБЦ- Кембридж и АБИ [39]
Создание номинации Интеллектуально-Духовные Лидеры Мира, первые её номинанты в 2004 году; защита Прав Человека в Украине; кандидатуры в справочные издания Международного Биографического Центра в Кембридже и в издания Американского Биографического Института

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Главная » Статьи » Статьи и научные публикации /articles & science » Закон сохранения труда и закон неуничтожимости интеллектуально-духовного труда в экономике и истории

Теоретико-методологические особенности ренессанса естественного права /этно-социальные аспекты развития Европейского сообщества

CIVIL  INTERNATIONAL  COMMITTEE  (CIC)

AZOV (UKRAINIAN) DEPARTMENT  of  ACADEMY 

of ECONOMIC  SCIENCES and  ENTREPRENEURSHIP

Donetsk’s  University of the Economics & Law (in Bahmut)

INSTITUTE of ECONOMICAL and SOCIO-CALTURAL  RESEARCHERS

Artemovsk’s   BRANCH of the AZOV DEPARTMENT  of  AES&E

Unit  № 54

2016

BahmutMariupol (old  Kremnes - Adamakhi) - Zaragosa (Spain)

Посвящается

                                                               Светлой Памяти моей бабушки, Евдо­кии Тимофеевны, и ее брата, Кузьмы

                                                                      Тимофеевича Чернявских, правнукам последнего “украинского боярина”

                                                                           по­томственного атамана Запорожской Се­чи, открывших мне творчество непре­взойденных адвокатов России, Ф.Н. Плевако и П.А. Александрова[1].

ВМЕСТО   ПРЕДИСЛОВИЯ

Идея написания этой работы возникла еще в начале 1992 г., ко­гда удалось осуществить передачу созданного научного коллектива из НИИ труда Украины в Институт экономики промышленности НАН Украины, а меня директор ИЭП НАН Украины, академик НАН Украи­ны Николай Григорьевич Чумаченко принял в очную докторантуру своего института. Но было видно, что мариупольцы окажутся скоро в новом, создаваемом академиком НАН Украины В. К. Мамутовым, Ин­ституте экономико-правовых исследований НАН Украины, поэтому интерес к вопросам права на методологическом уровне стал приобре­тать реальный фундамент.

Для многих уже тогда было очевидно наше отставание в изуче­нии и разработке теоретико-методологических проблем права, да и не могло быть иначе при таком большом застое в осмыслении социально­экономических закономерностей развития, особенно, в широких уни­верситетских кругах. Со своей субъективной точки зрения (П. Л. Лавров считает, что не существует несубъективных оценок) оценивал это от­ставание в 50 лет, о чем говорилось на 1 Всемирном Конгрессе Духов­ного Согласия (21 октября 1992 г. в г. Алма-Ате). Но полагал, что най­дутся интеллектуальные силы, которые возьмутся за его преодоление. Кто мог тогда предположить, что они будут отвлечены в другие сферы деятельности!

Относительно экономических, социологических и социокультур­ных исследований, то, несмотря на комплекс объективных и субъек­тивных моментов, сегодня в Мариуполе можно в целом с удовлетворе­нием констатировать определенные успехи. Это и успешное обсужде­ние пяти диссертаций на соискание почетного звания “доктора ком­мерции” (научного сотрудника ИЭПИ НАН Украины Шпака С.Е., доцента университета, к.э.н Васильева В.А., член-корреспондента АЭНиПД России Денисова Г.М., Президента “Союза промышленников и предпринимателей” г. Мариуполя, член-корр. Укр.техн.акад. Козмириди К.Х., зам. начальника АП “АМП” Прусикова С.В.), и издание бо­лее 60 ал. научной продукции, и предложения в программы Европей­ского Союза, и создание “Международного геральдического союза”, и борьба за создание Азовского Региона и за развитие нового научного направления “Этно-социальное прогнозирование”, и участие в возрож­дении духовности и культуры в Мариупольском регионе, и междуна­родные научно-практические совещания, и выдвижение на избрание в академические структуры и т.д. и т.п. Если учесть, что в Мариуполе создана секция Ученого Совета академического института, сотрудни­чающая с АЭНПД России и деятелями культуры и искусства Приазо­вья, а с Институтом экономики промышленности НАН Украины уста­новлены тесные творческие контакты, то о будущем идей в социально­экономической и этносоциально-культурной областях беспокоиться не приходится.

Однако, относительно будущего Института экономико-правовых исследований НАН Украины нет уверенности и даже существует опа­сение, что в перспективе он может превратиться просто в Отделение (г. Донецк) экономико-правовых исследований академического Киевского института. Первый звонок уже прозвенел. И только поддержка акаде­мика НАН Украины А Н. Алымова не позволила облгосадминистрации объединить ИЭПИ НАН Украины с ИЭП НАН Украины, восстановив положение, как оно было до июня 1992 г. Причем необходимо отме­тить, что предложения облгосадминистрации небезосновательны, т.к. достаточно ознакомиться с планами работы ИЭПИ НАН Украины 1993, 1994, 1995 и 1996 гг., чтобы увидеть отсутствие действительно серьезной перспективной тематики в области права. А если нет идей, то нет и академической продукции.

За эти четыре года нам в Мариуполе как-то близок стал коллек­тив ИЭПИ НАН Украины. Да и решение Президиума НАН Украины о создании правового академического института в Донбассе считаем правильным, поэтому необходимо сделать все всевозможное для со­хранения самостоятельности жизнеспособной академической структу­ры. Поэтому решили выполнить теоретико-методологическое обосно­вание наиболее актуальных и перспективных направлений исследова­ний в области права, соответствующих академическому уровню, что убедило бы государство пойти на их финансирование. Разумеется, эта работа для нас характерна принципиальной новизной, т.к. до настоя­щего времени успешно решали вопросы права только в практической плоскости (перевод части научного коллектива на бюджетное финан­сирование с передачей основных научных сотрудников из Минвуза УССР в НИИ труда Госкомтруда СССР в 1987 г., а затем — в ИЭП НАН Украины в 1991 г., сохранение академической структуры в Ма­риуполе в 1994-1995 гг. и т.п.). Но, как свидетельствуют теоретики ес­тественно-правовой доктрины Л. Лефюр, Р. Лаун, Г. Конг и др., ренес­санс права естественного в XX в. связан с необходимостью реализации идеи о “нравственном сообществе”1, поэтому и рискнули взяться за эту работу.

В первой небольшой работе предлагаемой на Ваш суд посчитали необходимым ретроспективно осветить следующие проблемы. Во- первых, дать обоснование неизбежности ренессанса естественого права в государствах СНГ, осветив теоретико-методологические его особен­ности. Во-вторых, обосновать необходимость учета этно-социальных аспектов, возникающих при реализации концепции общеевропейского [1] единства, основанного на многообразии.

В третьих, раскрыть механизм ступенчатого формирования правового поля при реализации интегра­ционной политики Украины и Российской Федерации, учитывая влия­ние Европейского Сообщества, и необходимость этно-социально- правового моделирования действия правовых актов перед их приняти­ем. В-четвертых, показать перспективность разработки общего право­вого поля для всех субъектов хозяйственной деятельности разных на­циональных государств с заключением всеобъемлющего международ­ного договора, включающего и механизм распределения доходов (на примере Азовского Региона).

 


! Федросс А. Международное право. — М,: Изд-во иностр. лит, 1959. — с. 35

 

От ренессанса естественного права

к Европейской Солидарности

(1 часть доклада)

 

 

[1] Слушая восхищенные комментарии деда Кузьмы выступлений П.А. Александро­ва, адвоката Веры Засулич, меня удивляло и, уверен, всегда будет удивлять то, что оказывается в России можно было, манипулируя эмоциями аудитории и присяж­ных, оправдать убийство. Но как же приблизиться к Истине и Правде? Эта работа, надеюсь, поможет совестливым людям не потерять ориентиры.

1.ТЕОРЕТИКО-МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ РЕНЕССАНСА ЕСТЕСТВЕННОГО ПРАВА.

В 1996 г. Украина 24 августа отпраздновала пятую годовщину своего существования как независимого государства, выступающего на мировой арене в роли субъекта международного права, не входящего ни в один из военных блоков и стремящегося проводить взвешенную, са­мостоятельную политику, учитывая опыт государств Европейского Союза. Поэтому для всех работающих юристов характерна тенденция сверять всю законотворческую и нормотворческую деятельность госу­дарственных институтов с законодательствами Европейских госу­дарств. Последнее базируется на римском праве, которое в СССР серь­езно не изучалось и вызывает сожаление, что и сегодня учебные про­граммы университетов и институтов не претерпели коренной перера­ботки (ДонГУ, МГИ и т.д.). Если в средневековой Европе в свое время произошла рецессия римского права[1], то у нас должен осуществляться аналогичный процесс в университетских курсах. Но почему? Чем таким значительным обладаем римское право, что по прошествии веков его продолжают глубоко и систематически изучать во всех университетах Европы и индустриально развитых государств? С чем связан ренессанс естественного права? Как эти тенденции затронули Украину и Россий­скую Федерацию?

Поставленные вопросы должны, на первый взгляд, отвести нас к разным авторам и поднять проблемы, лежащие в разных плоскостях теоретико-методологического анализа Так, например, вопросы естест­венного права всесторонне рассматривались в работах Альберико Джентили (1552-1608 г.г.), считавшего войны христиан с турками и самооборону в компетенции естественного права, но делавшего исклю­чения не только для церквей и святых мест, но и для произведений ис­кусства, библиотек, рукописей (какое глубокое понимание значения культуры!). Но еще более резко за отделение права (в данном случае международного) от канонического выступал Дж. Виклеф (1320-1384 г.г.), который яростно боролся и против господства римского права, подчеркивая, что "если есть какая-нибудь профессия, которая заслужи­вает презрения, то прежде всего римское право в его общем обиходе"[2]. Странное дело с позиции не классового подхода[3], но против владык мира в лице папы и императора выступают талантливые исследователи (Франциск Витториа, 1480-1546 г.г.), обосновывающие равноправие государств и недопустимость насильственного обращения в христиан­ство индейцев и других неверных, относя к нарушениям естественного права создание препятствий для торговли и мореплавания. (И эти кни­ги издают!). Человечество в лице своих лучших представителей ищет пути решения спорных вопросов, а не пытается усугублять ситуацию односторонним, тенденциозным анализом.

Не со всем, но можно согласиться с Дж. Виклефом в негативном его отношении к международному римскому праву, которое исходило из убеждения, что все полезное для Рима справедливо и угодно богам! В литературе мы находим объяснение этому в так называемом феци- альном праве[4], составлявшего древнейшую часть римского права. Но что интересно! Ведь сам ритуал объявления войны как бы предполагал публично законность тех или иных претензий. Судите сами, процедура объявления войны предполагала, что к границам противника подходи­ло два или четыре члена жреческой коллегии фециалов во главе со старшим ("отцом отцов") и требовали удовлетворения претензий после следующего вступления: "Внемли меня, Юпитер, внемлите меня, боги границ; да услышит меня Высший закон. Я — вестник всего римского народа. По праву и чести прихожу я послом и словом моим, да будет вера". После выполнения ритуала послы возвращались в Рим и только после 33 дней при условии отказа удовлетворить требования отправля­лись на границу вторично и произносили священную формулу: "Внемли, Юпитер, и ты, Янус, и Вы, Боги небесные, и Вы, земные, и Вы, подземные, — внемлите! Вас я беру в свидетели тому, что этот на­род нарушил право и не желает Его восстановить. Об этом мы, первые и старейшие в нашем отечестве, будем держать совет, каким образом осуществить свое право"[5]. Только после этого в сенате путем открыто­го голосования решался вопрос объявления войны и выносился на ут­верждение Народного собрания. Только после утверждения Народным собранием, фециалы приносили священные жертвы и отправлялись в третий раз на границу, где "отец отцов" бросал в сторону противника окровавленное копье и объявлял войну.

Какую нужно было чувствовать за собой правоту, чтобы объявить войну при такой сложной и далеко неформальной процедуре. Можно ли придумать более легитимный ритуал для объявления войны? По- видимому, сложно. А ведь он соблюдался всегда и только последняя процедура осуществлялась у храма Белоны со времени войны с Тирром.

Какую изощренность нужно проявить, чтобы объявить аб­солютно необоснованную войну! Да и возможно ли вообще это сде­лать?

С чем связана такая традиция? Что лежит в ее основе, если не глубокая убежденность в правоте своих действий? Когда эта традиция превратится в формальный обряд? Ответ очевиден, но окончательно сформулируем его позже. А сейчас постараемся, хотя бы ретроспек­тивно, рассмотреть нерешенные, проблемные вопросы гражданского римского права.

Как известно, под термином "гражданское право" в современных европейских системах права, обозначается область, регулирующая имущественные отношения[6]. Термином ius civile обозначают исконное национальное древнеримское право (исключительно для римских гра­ждан — квиритов), которое противопоставляется праву народов (ius gentium), а римские юристы под последним рассматривали также и правила, подсказываемые самой природой человека, обозначая их ка­тегорией ius naturale, естественное право. И так мы подошли к основам права и увидели, что фактически из естественного права, т.е. правил, подсказываемых самой природой человека, римские юристы выводили, как частное право, так и публичное при широкой, философской поста­новке вопроса. Поэтому Ульпиан по характеру интересов различал об­ласти частного и публичного права. Если к последнему принадлежат нормы права, ограждающие интересы государства, то к области част­ного права — нормы, ограждающие интересы отдельного лица. Имен­но такое деление воспринято Францией и Германией, но для нас инте­ресно, в первую очередь, то общее, что их объединяет, учитывая разви­тие интеграционных процессов в Европейской Союзе, а также стрем­ления принять участие в строительстве Европейского Дома Украины и Российской Федерации.

Так что же мы увидим, если углубимся в историю становления и развития римского права? В первую очередь, мы остановимся перед вопросом, который наукой об истории римского права нерешен (И. Б. Новиков и др.), но который имеет, по-нашему мнению, принципиаль­ное значение. Действительно, какими потребностями было вызвано де­ление Римеского процесса на две стадии? Какие цели это деление пре­следовало?

Для каждого, кто начинает изучать этот вопрос, бросается в глаза несоответствие двух стадий рассмотрения дел в современных судебных инстанциях и в римском гражданском процессе. Если современный суд первой инстанции рассматривает дело от начала до конца и выносит решение по делу, то римская первая стадия процесса приводила к окончанию дала только в случае признания иска ответчиком. Таким образом, деление римского процесса на две стадии - это не две инстан­ции ius iudicium, а два этапа одного и того же производства.

Многим современным исследователям непонятно, какой смысл проводить процесс и добиваться от ответчика публичного ответа "да" или "нет", что мы видим из открытых в 1933 г. новых фрагментов Ин­ституций Гая. Стоит ли для этого заседать? Да, стоит! И не просто сто­ит, а крайне необходимо! Если мы не выродились в закоренелых фор­малистов и окончательно не лишились духовных основ, то любому че­ловеку, нелишенному нравственности, понятен древний римский риту­ал. Действительно нужно разделить процесс на два этапа, дав возмож­ность истцу и ответчику еще раз серьёзно осознать существо и причи­ны их конфликтного взаимодействия. Дать им возможность опереться на т.н. естественное право, на те моральные нормы, которые в основ­ном являются общими для всего человечества. И только когда кон­фликт зашел далеко и нет возможности личностям (именно личностям) найти в себе силы преодолеть его даже при моральном воздействии, то только тогда после проверки всех обстоятельств дела римский суд во второй инстанции выносил решение. Неужели это так сложно понять нашим "переучившимся" правоведам? Оказывается, да! Если всю жизнь принимать и "онаучивать" заказные решения, то уже не до моральных основ. (Какое уже там естественное право!). Поэтому деление Римского гражданского процесса на две стадии, ius — первая и iudicium — вто­рая, отвечало природным, истинным потребностям общества, воспи­тывало его членов, формировало глубоко-нравственную атмосферу и т.д. и т.п. Можно только сожалеть, что такое производство римского гражданского процесса сохранилось только в течение республиканско­го периода и периода принципата Не случайно такое деление отпало в период абсолютной монархии, но сохранилось в экстраординарных случаях (extra, ordinem).

Может быть мы переоценили древних римлян и вложили им в го­ловы мотивы, которых и не было? Обратимся к известным фактам. Из­вестно, что гражданский процесс республиканского Рима назывался ле- гисакционным (per legis actiones) что означало (мы полностью соглас­ны с И. А. Покровским) действовать законным образом, т.е. не прибе­гать к насилию. Во-вторых, стороны являлись в первой стадии (in iure) к судебному магистру и здесь произносили установленные фразы. Се­годня все прекрасно понимают, что значит произнести публично обви­нение (намного легче написать). Магистрат активного участия в про­цессе не принимал, кроме реплик, а все это называлось legisactio. Оче­видно, что древние римляне очень серьёзно относились к мыслям и, особенно, к высказанным вслух. Они, бедные, не знали "эпохального" достижения философской мысли В.И. Ульянова, что "мысль нематери­альна". Поэтому все фразы типа "требую от тебя ответа; на каком осно­вании ты заявляешь притязание" и т.п. являются не столько ритуаль­ными (как хотят видеть современные комментаторы), а скорее обяза­тельно-процессуальными, которые имели и имеют значение в мораль­но-этическом плане намного большее, чем тома улик и доказательств.

Даже наложение (палки) виндикты или рук имеет далеко непростое значение, но это уже затрагивает более сложные и глубокие вопросы[7]. В-третьих, в Древнереспубликанском римском праве были три типа до­говорных обязательств:

  1. совершалось в форме сложного обряда (по-нашему мнению, формализованного диалога, что ближе к истине) с помощью меди и ве­сов;
  2. словесный договор (вопрос-ответ, стипуляция);
  3. письменный контракт (наиболее поздняя форма).

Так вот до сих пор в Казахстане решение судьи (бия) в отдален­ных аулах не записывается, а только произносится, а главное — вы­полняется. Это, по-нашему мнению, не показатель отсталости, а какой- то глубокой и неосознанной нами мудрости. В-четвёртых, исключи­тельно внимательное и заботливое отношение в римском праве к инте­ресам граждан. Так, до семи лет (infantes) люди были вполне недееспо­собные, от 7 до 14 лет мальчики и от 7 до 12 лет девочки (impubères) признавались способными самостоятельно совершать сделки, которые вели к одному лишь приобретению (без каких-либо потерь или уста­новления обязанностей). И только по разрешению опекуна можно было установить обязанности несовершеннолетнего или прекратить его пра­во, да и отчуждать имущество опекун не имел права, а должен был за­ботиться и о имуществе, и о личности несовершеннолетнего. Но какая забота даже о несовершеннолетних (!), которые с 14 лет (женщины с 12) до 25 лет могли брать себе куратора (попечителя) и могли отка­заться от заключенной сделки, восстанавливая свое прежнее имущест­венное положение. Имея попечителя, их сделки, связанные с умень­шением имущества, были действительны только при его согласии (поразительная забота!), но молодые люди могли без согласия попечи­теля вступать в брак и составлять завещание. (Какое же это ограниче­ние прав?) Это же свобода счастливо жить, не делая глупостей ! Мы подходим к самому интересному моменту в римском праве. Если дее­способность душевнобольных и слабоумных ограничивалась и нам это понятно, как и немых и глухих при совершении устного договора, то опека над расточителями и слабовольными - это такая прогрессивная норма, которой сегодня нет практически ни в одном действующем за­конодательстве. Действительно, если лицо настолько слабовольное, что неспособно соблюдать необходимую меру и ему грозит полное разоре­ние, то в гуманном обществе необходимо оказать ему помощь, т.е. не признавать сделки с уменьшением имущества без согласия попечителя. Сегодня юрист любой цивилизованной страны может предположить существование таких норм только в утопии, а ведь по ним жили древ­ние римляне. Что они были намного более гуманные, чем мы? Трудно однозначно ответить, учитывая проявление бытовой жестокости (к ра­бу) и в жестокости к мирному населению в войнах, но одно несомнен­но, что римское право и сегодня для большинства правовых систем не­достижимый идеал. Опытный юрист любого малого предприятия ска­жет, что введение ограничений дееспособности расточителя приведет к застою деятельности, т.к. появляется возможность любую, рискован­ную сегодня, сделку объявить проявлением расточительства Юристы Запада подскажут, что такое ограничение будет недобросовестно ис­пользоваться в борьбе за наследство и в конкурентной борьбе. Нет воз­можности и механизмов выявления действительной расточительности и т.д. и т.п. Все сойдутся в одном, что мир стал сложнее, связи между людьми так опосредовались, углубились, дифференцировались и пере­плелись — поэтому до этих норм римского права нам, человечеству, придется пройти еще долгий путь. А долгий ли? Верно, что любое ус­ложнение хозяйственной жизни, а соответственно нагрузки на органи­зационно-координирующие структуры, сказывается на гражданском праве. Рост огромного государства в последние годы республики серь­езно сказалось на жизни Рима и привело к замене легисакционного процесса (двухступенчатого рассмотрений дел) на упрощенный, т.н. формулярный (производство per leges заменено производством per for­mulas), когда истец и ответчик не произносят процессуально установ­ленные фразы (не могу и не считаю правильным называть это обрядом, т.к. в них вкладывался конкретный, глубокий смысл, а не простое сле­дование традиции), а пытаются упрощенно изложить существо дела, получив от претора записку для судьи. Для нас важен тот факт, что формулярный процесс вышел из практики перегринского претора т.к. к Перегринам нельзя было применять legis actions. А граждане Рима и официальные власти еще долго сопротивлялись. Так, по законам Эбу- ция в последние годы республики формулярный процесс был допущен по желанию тяжущихся, но основным все же считался легисакционный. Только Август, издав два закона (dual leges Julial), окончательно уста­новил вместо легисакционного процесса формулярный. Да, очень мно­гим нужна была упрощенная, а главное, управляемая судебная проце­дура. Как и сегодня найдутся сотни "здравомыслящих" судей, которые выступят против суда присяжных.

А началось в Римской империи создаваться частное право, как система исков, когда претор мог одни отношения поддержать иском, а другие, формально отвечающие закону, оставить без исковой защиты. Динамизм обеспечивался, но общество все больше и больше теряло главное - самые главные содержательные моменты права. Поэтому Дж. Виклеф (1320-1384) считал необходимым срочно вернуться к божест­венному праву Ветхого и Нового заветов. А действительно, основы римского права так ли существенно отличаются от тех основных пра­вил, которыми должен был руководствоваться каждый христианин, опирающийся на Ветхий и Новый завет? Специалисты по истории пра­ва данный вопрос обходят и стараются не отвечать, т.е. работ, сопос­тавляющих правовые нормы вытекающие из Священного писания и из сохранившихся фрагментов древнеримского права, по-видимому очень мало (в отечественных библиотеках не нашел). Действительно, как мо­жет серьёзный учёный (по мнению ортодоксов от науки) связаться с теологической проблематикой? Он перестанет быть учёным! Во- первых, если бы не схоласты средневековья, выводившие все из Свя­щенных книг, то многое бы пришлось открывать заново, да и в то вре­мя они считались истинными мужами науки (нельзя отворачиваться от исторической правды). Во-вторых, даже сравнение по имеющимся об­щеизвестным (историкам права) фактам показывает поразительное совпадение по сути основных положений, а это уже начинает подры­вать многие теологические доктрины, показывая вечность базовых по­ложений христианства (о чём говорили и говорят изотеристы). Так, на­пример, в Декрете Грациана (1150 г.) ставились вопросы: является ли война грехом; что значит справедливая война; можно ли употреблять военную силу, чтобы помогать союзникам в отражении несправедливо­сти; можно ли действовать из мести; можно ли применять насилие в отношении еретиков; может ли быть собственность еретиков получена церковью; могут ли участвовать в войне прелаты или лица духовного звания вообще — по собственной воле, по приказу Апостолического престола или императора ? При ознакомлении с ответами становится совершенно ясно, что, по Евангелию, война НЕДОПУСТИМА! Но это в моральном плане, а в юридическом — следует по возможности избе­гать. Сравните с той процедурой объявления войны, которая существо­вала в Риме и Вы убедитесь, что максимум усилий прилагается для того, чтобы избежать войну. А отношение к "еретикам и неверным" у христиан не многим отличается от отношения римлян к варварам. Всех, кто верит только (вернее продолжает верить) классикам мар­ксизма, хочу отослать к докторской диссертации Карла Генриха Мар­кса, в которой есть такой замечательный вывод: "Если таким образом, божественное существует, — как оно и есть на самом деле, — то и на­ше утверждение о субстанции небесных тел верно! Ибо во все про­шедшее время, по сохранившимся воспоминаниям, ничего, по- видимому, не изменилось ни на всем небе, ни в какой-либо из его час­тей. Даже имя, по-видимому, передано нам древними, причём они при­знавали тоже самое, что и мы говорим. Ибо не однажды и не дважды, а бесконечное число раз доходили до нас те же взгляды (выд. мною — А. В.)." ...  И лучше первого профессора социологии России Питерима Александровича Сорокина эти достижения человеческой мысли в отечественной науке никто не сформулировал, который, рас­сматривая систему оценки заслуг и распределения наград[10], сделал вы­вод что "теперь степень заслуг индивида определяется уже не его принадлежностью к той или иной группе, а его личными свойствами, его индивидуальными заслугами", а это значит, что "критерий оценки за­слуг теперь стал индивидуальным и равным". Мерка в принципе одна и та же для всех. Раньше она была не индивидуальна и не равна "...пусть царь никогда не губит брамина, хотя бы он совершил все преступле­ния", читаем мы у Ману... Теперь в принципе мерка одна и та же"11. Это принципиальный шаг вперед, хотя, конечно, не мало пережитков про­шлого еще осталось и теперь, характеризующий общую тенденцию, ус­пешно развивающуюся с "Декларации прав человека и гражданина" во Франции и во всем цивилизованном мире. И вторая, не менее значимая тенденция, — это взгляд на историю человечества, как на "картину по­степенного расширения замиренных социальных кругов"но этот вы­вод Питирим Александровича подтверждался ещё в конце XIX в., ис­следованиями Сутерланда, что "общества низких "дикарей" состоят в среднем из 40 чел., средних — 150 чел., высших — 360 чел., общества "варваров" уже более многочисленным; среднее число для "низших варварских" обществ равняется 6500 членов, средних — 220000 чел., высших — 442000 человек. Общество же "цивилизованных" наро­дов... дает в среднем цифру 4200000 чел. (низшего), среднего — 5500000 чел., высшего -         24000000 чел. Наконец, общества "культурных" народов, начинаясь с 30000000 чел. доходят теперь, как мы знаем, почти до 200000000 чел." Можно добавить, что сегодня к обществу "культурных" народов, как к самостоятельному сообществу, можно относить и Европейский Союз - 370 000 000 чел..обладающий достаточно высокой плотностью населения - 115 чел./кв.км. Все это позволяет говорить о наличии четко выраженной тенденции, которая поддается и математическому описанию. А это уже первый шаг к со­ставлению модели, вероятно первой социально-экономической эколо­го-правовой модели, включающей и этносоциокультурные элементы, которая позволит выявить характер, доминирующих тенденций и их взаимозависимость. Но необходимо, как всегда самая малость (которая и составляет существо проблемы), определиться с базовыми критерия­ми, обосновав общую доминирующую тенденцию, которая и явится основой всей новой современной методологии.

Из всего вышеизложенного следует, что суть этой ос­новополагающей тенденции заключается в ренессансе естественного права, во-первых, а, во-вторых, в XX в. наблюдается возрождение есте­ственного права в его религиозной интерпретации. Если первое в об­щих чертах понятно и связано с резким усложнением мирохозяйствен­ных связей и поиском единых критериев в оценке действий всех хозяй­ственных субъектов и вообще действий всех лиц, вступающих в какие- либо контакты, общих для абсолютного большинства жителей земли, второе не понимают или не хотят понимать не только в научных академических кругах. Поэтому считаем необходимым, хотя бы ко­ротко изложить свое видение проблемы. И наше мнение в основном совпадает с мнением предшественников реформации, которые считали, что Священное писание доступно всем, и поэтому каждый должен быть в известном смысле богословом и юристом (Дж. Виклеф ). Только се­годня, понимая доступность для всех идей, заложенных в Священном писании, находимся на принципиально более высоком уровне, впиты­вая в себя достижения интеллектуальной мысли последних столетий. Пессимисты смотрят с иронией на все, так называемые достижения технотронной цивилизации, но для объективного аналитика очевиден принципиально новый уровень осмысления реальностей большинством специалистов, координирующих мирохозяйственную деятельность. По­этому, когда мы считаем необходимым ренессанс информации (идей), заложенной в книгах Ветхого и Нового завета, с обязательным ис­пользованием традиционных носителей (книг и только книг), то это нельзя рассматривать как шаг назад (в интерпретациях ряда академи­ков от науки и чиновников — даже мракобесием), а наоборот попыт­кой, и обоснованной попыткой, опереться на биосоциальную основу человека Ещё в 60-е годы экспериментаторы нашли молекулы памяти, что поставило на реальный фундамент концепцию генетического на­следования информации, а следовательно для многих стали понятны рекомендации Платона и Аристотеля о брачном возрасте для мужчин (не ранее 33 лет) и для женщин (желательно до 20 лет), что способст­вовало ускорению процесса цивилизации. Но тогда, если мы с вами хо­тим сконцентрировать внимание человека на нравственных основах его бытия, на идеях естественного права, на его моральном состоянии, то необходимо не только говорить об этих идеях, а и постараться гово­рить о них так, чтобы все пласты наследственной генетической памяти были задействованы. Для грамотного историка науки и культуры оче­видно, что эти идеи наиболее глубоко и полно были для христиан из­ложены в Священном писании, которое столетия наиболее последова­тельно изучалось каждым новым поколением в Европе. Поэтому, если сегодня доктор наук начал серьезно читать Библию, которую ему не удалось изучить ни в школе, ни в университете, то он не только не предал науку, а наоборот ведет фактически интенсивную подготовку к более активной и плодотворной работе. Это же можно сказать о каж­дом интеллектуально развитом человеке. Нам всем необходимо изме­нить официальную оценку такой серьезной и целенаправленной работы по духовному и нравственному росту наших соотечественников. Но важно и не забывать о роли наследия всех, так называемых, культурных феноменов, которые сегодня должны задействоваться в этой исключи­тельно важной работе, что мы и видим на практике. В первую очередь, эта глубоко-внутренняя подвижническая работа необходима людям, связанным с правовой деятельностью как в теории, так и на практике. Особенно, если это касается международных аспектов права И когда мы видим группы подвижников, стремящихся всех и каждого приоб­щить к основам Священного писания, то это не агрессия спецслужб, а позитивная цивилизирующая основную массу населения тенденция, хо­тя для интеллектуально развитых людей во многом односторонняя. И мы в Мариупольском регионе в 99 случаях из 100 встречаем проповед­ников христианства а как же относиться к представителям других конфессий? Неужели все ересь? В том то и дело, что в своем глубоком понимании истина одна и все конфессии ведут к ПОЗНАНИЮ и СО­ВЕРШЕНСТВУ. И это не модная цитата окультистов, а признанное се­годня глубокое и обоснованное всем историческим опытом развития человечества утверждение. Поэтому базовыми литературными ис­точниками естественного права с равным успехом могут быть и Коран, и Библия, и Веды, и "Тайная доктрина" Е.П. Блаватской. Но может быть это только наше умозаключение? Нет. Человечество еще в 1992 году сделало принципиальный шаг к единению всех интеллектуально и духовно развитых людей. На 1 Конгрессе Духовного Согласия в Алма- Ате (октябрь 1992 г.) представители всех восьми ведущих конфессий единодушно высказались за отсутствие противоречий на поверхност­ном уровне и за то, что все пути ведут к истине, поэтому и необходимо духовное единение для преодоления кризиса цивилизации[15].

Вся работа проводимая по возрождению духовности (строительство храмов, приобщение людей к духовно-культурным ценностям и т.п.) есть не что иное, как воспитание в широких слоях насе­ления истинного чувства права. Только деятельность эта должна про­водиться на соответствующем уровне. Но все ли в этом плане делается в соответствии с достигнутым уровнем понимания социокультурных тенденций в развитии сложных суперэтнических образований? Не могу вспомнить ни одной солидной научной конференции, ни одного засе­дания Учёных Советов Донецких, Киевских и Московских академиче­ских институтов, где бы рассматривались эти вопросы. В результате работники музеев, историки, учителя в течение ряда лет высказывают предложения объединить процесс возрождения духовности с восста­новлением наиболее светлых и ярких страниц отечественной истории, что находит фактически единодушную, всеобщую поддержку, но на практике зачастую исходят из каких-то тактических задач, забывая на каком уровне правового беспредела мы находимся. Можно уверенно сказать, что все социальные слои населения ждут от руководителей и учёных конкретных дел. Если в ряде случаев исполнительные структу­ры все-таки что-то делают (в противном случае не было бы комплекса в Москве на Поклонной горе и не было бы работ по восстановлению храма "Христа Спасителя", а в Мариуполе никогда бы не построили соборную православную церковь на Кальмиусской), то относительно научных учреждений этого сказать нельзя. Казалось бы, куда проще взять и ввести в составы учёных советов людей, основным содержани­ем профессий которых является соответствие высоким моральным нормам (священника, проповедника и т.д. и т.п.), но этого никто не де­лает, обосновывая свой "здоровый" консерватизм светским характером науки и спецификой деятельности этих научных структур. Не хочется анализировать все аспекты, связанные с таким недоиспользованием интеллектуального и духовного потенциала, т.к. подобный анализ только снизит уровень рассматриваемой нами проблематики. Но необ- ходимо обратить внимание на имеющийся в современной истории опыт совместной работы учёных с мировым именем: академика Казна­чеева В.П., проф., графа Арнольда фон Кейсерлинга; проф. Рыбакова Р.Б.; академика М.М. Абдильдина с представителями всех духовных профессий: архиепископом Винницким и Брацлавским Макарием; ми­трополитом Делийским Пауль Маркс Григорьевским; главой мусуль­манского центра в Бомбее Ахмедом Захарием и многими другими ду­ховными лидерами на 1 Всемирном Конгрессе Духовного Согласия (октябрь 1992 г. в г. Алма-Ата). Одно то, что академик В.П. Казначеев дважды выступал и говорил о синтезе науки и религии, “о новом пони­мании "миссии" на Земле и о необходимости международного контроля за пси-исследованиями", а Ахмед Захария обратил внимание, что все пророки от Брамы до Христа — все несли послание мира и все мы принадлежим к Единому богу и должны объединиться на пути к про­грессу, еще и еще раз подчеркивает, что сегодня мы в состоянии по­нять ценности всех религий и не наука нам угрожает, а политические деятели, которые используют религию в качестве щита для сокрытия своих амбиций (Ахмед Захария) и т.д. и т.п. И мы, представители гума­нитарных наук, должны понимать, что в интеллекте человечества идет дивергенция между представителями науки и культуры (акад. В.П. Ка­значеев), позволяющая сегодня начать то, что никто не начинал (проф. Арнольд фон Кейсерлинг). В частности, начать серьезную работу по исследованию социально-экономических и этносоциокультурных зако­номерностей ренессанса естественного права. А для начала этих фун­даментальных теоретико-методологических исследований необходимо привести в соответствие с рассматриваемыми проблемами квалифика­ционную структуру Учёных Советов академических правовых научно­исследовательских учреждений. Именно эта работа была выполнена Мариупольским Отделением Института экономико-правовых исследо­ваний НАН Украины, которое включило в состав секции Учёного Со­вета ИЭПИ НАН Украины в г. Мариуполе потомственного проповед­ника, зам. директора издательства "Светильник" Савченко Иосифа Петровича. И, как отмечалось во вступительном слове Председателя секции Учёного Совета ИЭПИ НАН Украины в г. Мариуполе (19 марта 1996 г.), на участие в работе секции И.П.Савченко возлагаются боль­шие надежды в плане принятия взвешенных и обоснованных решений, а к его благородной и такой нужной жителям Мариуполя деятельности все относятся с исключительным уважением. По-видимому, Мари- польский Учёный Совет академического института является одним из первых шагов в официальной науке на пути создания научно­исследовательских структур, призванных решать серьезные теоретико­методологические проблемы на новом уровне развития цивилизации, стремящейся к солидарности (П.Л. Лавров, 1869 г.) и согласию (Джотти-Рупананда, 1992 г.). Как бы не складывались события в бли­жайшее время в Мариуполе, Донбассе и на У крайне, а приказ Институ­та экономико-правовых исследований НАН Украины за № 21-А от 6 марта 1996 г. о создании секции Учёного Совета в г. Мариуполе с ут­вержденным персональным составом (см. Прил. 1) явится тем пре­цедентом глубокого понимания происходящих кардинальных процес­сов в единении на принципах добра и справедливости всего человече­ства (это и является основой всех существовавших, существующих и будущих правовых систем), на который могут ссылаться подвижники науки на Украине, в Российской Федерации и вообще во всех государ­ствах СНГ и странах Западной Европы (там ведь тоже далеко не все однозначно в понимании основ философии космизма).

И от понимания необходимости ренессанса естественного права мы сможем перейти к пониманию вывода, сделанного великим фило­софом России Н.Ф. Федоровым: "Отказавшись от обладания небесным пространством, мы будем вынуждены отказаться тем самым и от ре­шения экономического вопроса здесь на земле и вообще от нравствен­ного существования человечества вообще". Именно с позиции естест­венного права становится возможным обоснование права человечества и на космическое пространство, что станет на повестку дня перед ин­теллектуальной элитой человечества уже в ближайшие десятилетия (и это не утопия, а реальная перспектива, к которой нужно быть готовы­ми). Однако это отдельная исключительно серьезная тема, которую даже при ретроспективном анализе не осветить и на 100 страницах, по­этому ей будет посвящена отдельная работа, а здесь мы ограничимся только указанием на её существование.

Для всех нас, имеющих дело с конкретной социально­экономической) правовой и этносоциокультурной проблематикой в пе­риод нарастания экологических проблем, первостепенное значение имеют исследования, позволяющие выявить тенденции становления и развития тех или иных правовых норм при более глубоком учёте базо­вых характеристик, затрагивающих биосоциальные основы человека, пусть косвенно, но влияющих на всю динамику социокультурного раз­вития тех или иных регионов планеты, стран и в целом всего челове­чества. И это является исключительно важным элементом при разра­ботке комплексных исследовательских программ, на который мы хо­тим обратить Ваше внимание в следующем разделе.

 

2. ОСОБЕННОСТИ РЕАЛИЗАЦИИ ЦЕЛЕЙ ЕВРОПЕЙСКОГО СОЮЗА В СЛОЖНЫХ СУПЕРЭТНИЧЕСКИХ ОБРАЗОВАНИЯХ

Несмотря на постоянное кризисное состояние, о котором гово­рят, начиная с начала XX в. и социологи, и политики, и экономисты (практически все, кто может публиковаться), человечество в целом уверенно вступает в III тысячелетие. И пусть с трудом, но справляется с комплексом глобальных проблем, возникающих на пути своего разви­тия. Пример решения общецивилизованных проблем развития во вто­рой половине XX века подает Европа Европа уже не первый раз стре­мится найти пути к объединению, но всегда это ей не удавалось (вспомним статью В.И.Ульянова "К лозунгу "О Соединенных Штатах Европы"). И только после II Мировой войны 9 мая 1950 г. Германия (Конрад Аденауэр) поддержала инициативу Франции (идею Ж. Монне) о конструктивном решении послевоенных проблем в сталелитейной и угольной промышленности, что явилось первым реальным шагом к созданию в последствии Европейского Союза, в который сегодня стре­мится войти и Украина и Российская Федерация. Но какого уровня сложности проблемы предстоит преодолеть? Достаточен ли социально­экономический и медико-социологический анализ для понимания уровня сложности возникающих проблем? По-видимому, нет. Учиты­вая последние события в Югославии, на Ближнем Востоке, в Чечне и т.п., становится очевидным целесообразность анализировать действи­тельно базовые противоречия, которые находятся не в плоскости от­ношений собственности, а начинаются на более глубоком уровне, за­трагивая биосоциальные основы. Но возможно эти проблемы только сегодня поставлены в повестку дня, а ранее никогда не решались? .Для ответа на эти вопросы углубимся в историю, в частности, в историю права, которое и является основным объектом нашего интереса в дан­ной работе...

2.2. ПУТИ ДОСТИЖЕНИЯ ЕВРОПЕЙСКОЙ СОЛИДАРНОСТИ.

В создании теоретико-методологического фундамента обоснова­ния высших форм солидарности, как "требование солидарности всего человечества[4]", русская школа социологии права внесла свой весомый и всеми признанный вклад. Можно с уверенностью сказать, что слова Петра Лавловича Лаврова, что "наука о солидарности или социология не только ставит себе теоретическую задачу понять формы солидарно­сти, но столь же неизбежно и практическую задачу — осуществить эти понятые формы", реализуются в политике стран Европы к Единству. Почему европейцы пошли на выработку согласованных, солидарных позиций по основным вопросам современности? Может быть глубокое осознание необходимости следовать принципам гуманизма является доминирующей причиной? И да, и нет. Народы "маленького мыса Ев­разии" (определение Поля Валера), имея глубокие интеллектуальные традиции, решили взять на себя роль фактора равновесия между высо­коразвитыми индустриальными странами Востока и Америки и цен­трами геополитического противостояния. Только таким путем они смо­гут сохранить высокий уровень жизни для большинства европейцев, т.к. в ближайшие 20 лет население земного шара увеличится до дести миллиардов человек и, разумеется, мировая конкуренция резко возрас­тет.

Очевидно, что движение к общеевропейской солидарности долж­но основываться на принципах естественного права, т.н. неписанных законов, которые, как считали раньше и считают сегодня, являются но­сителями "безусловной справедливости" (Софокл). Однако как сложно и противоречиво шел процесс нахождения консенсусных решений даже в культурной Европе! И основной причиной, разумеется, была слож­нейшая мозаика этносоциальных образований. Но главное, европейцы прекрасно осознавали и осознают разноуровневый характер развития взаимодействующих этносов. Вспомним, что древние римляне заимст­вовали иппотеку у греков, как у этнической общности с более высоким уровнем развития хозяйственных связей, что также явилось следствием многолетней практики. Им (грекам) "кажется важнейшим правильное устройство имущественных отношений, потому что из-за этих отноше­ний, — говорят они, — происходили постоянные восстания" (Аристотель). А сегодня уже Греция добровольно вступила в Европей­ское Сообщество в январе 1981 года, заимствуя культуру производства у своих ушедших далеко вперед соседей. В Европе, колыбели совре­менной цивилизации, казалось бы не должны были наблюдаться такие серьезные разрывы в уровнях развития, которые мы можем видеть ме­жду Францией, Германией, Великобританией о одной стороны и Испа­нией и Португалией - с другой. Чем объясняются подобные диспро­порции? В чем они наиболее ярко проявляются? По-видимому, самую чёткую фиксацию различий мы обнаружим в действующих правовых нормах. Именно, в действующих, а не принятых парламентами и т.п. Можно с уверенностью предположить, что объяснить наиболее полно и доказательно характер этих действующих норм можно только с пози­ций этно-социокультурного анализа. Кстати, это же поможет ответить на вопрос относительно роли Европы в становлении и развитии совре­менной цивилизации. Действительно, почему центры культуры Европы имели и имеют такое исключительное значение для народов мира? По­чему Европейские университеты задают тон для народов Азии и Аме­рики? Да и почему колонизация шла из Европы, а не из других регио­нов планеты? ...  Фактически мы имеем оригинальный регион планеты, где все время запускались все новые и новые этногенетические спирали разви­тия, впитывая свежую кровь воинственных племен, но никогда не было потери основных достижений предшествующей культуры, по крайней мере в последние 3 тысячелетия. Это и является ответом на вопрос о истоках той уникальной роли Европы в развитии всей планеты.

Поэтому и не удивительно, что идея объединить государства Ев­ропы возникла еще в прошлом веке, когда только планировались миро­вые войны, но которая все-таки стала реальностью в 1951 г. И опять по инициативе Франции (все-таки общепризнанного мирового культурно­го центра), что нельзя считать случайным. Для нас интересен механизм преодоления противоречий и сама идеология этого объединения. Вспомним, что на исторической межправительственной конференции в Париже 20 июня 1950 г. Ж. Монне воодушевленно сказал: "Мы собра­лись здесь для выполнения общей задачи, наша цель добиться преиму­ществ не для каждой отдельной страны, а для всех вместе (разр. моя - А.В.). Мы сможем найти решение в том случае, если исключим из наших дебатов партикуляристские настроения. По мере того, как будут меняться методы образовавшихся здесь участников конференции, бу­дут постепенно меняться и позиции всех европейцев (разр. моя - А.В.)”. Как мы видим целесообразность объединения угледобывающей и сталелитейной отраслей промышленности двух крупнейших ев­рейских государств, Франции и Германии, сразу поставила на прочный экономический фундамент решение в динамике всего комплекса пра­вовых и социокультурных проблем европейских народов. После заяв­ления Робера Шумана 9 мая 1950 г. начал на практике фундаментально реализовываться европейский идеал о необходимости народам Европы жить в мире и братстве, что отстаивали Виктор Гюго, Аристид Бриан, Кунденхов-Калерга, Георгий Католик, Евсей Католик, и многие знаме­нитые Европейцы. Кроме глубокого осознания экономических выгод, какой правовой фундамент мог явиться основанием для объединения такого пестрого конгломерата этносов, находящихся на разных уров­нях развития'? Разумеется только идеология естественного права, наи­более полно и приемлемо для нас отраженного в дошедших до совре­менников нормах древнеримского права. И результат не заставил себя ждать, если в 1950 г. два государства, Франция и Германия, стояли на общих позициях, то в 1951 г. к ним присоединились Италия, Бельгия, Нидерланды и Люксембург. Если в 1957г. государства, образовавшие Европейское общество угля и стали (ЕОУС) подписывают Римские до­говора (25 марта 1957 г.), а Австрия, Дания, Норвегия, Португалия, Швеция, Швейцария и Соединенное Королевство входят в Европей­скую ассоциацию свободной торговли (ЕАСТ), то Дания, Ирландия и Соединенное Королевство Великобритании и Северной Ирландии при­соединились к Сообществу 1 января 1973 г., Греция - в 1981, а Испания и Португалия - в 1986.

Отечественные политологи и экономисты видят причины задержки присоединения Соединенного Королевства только пре­имущественно в экономических причинах. Так ли это?

Далее знакомясь с официальными документами (без социо­культурных исследований) становится очевидным наличие причин, ко­ренящихся в этносоциальных различиях. Взять хотя бы вето Франции на принятие Соединенного Королевства. Проследим динамику: 29.05.1956 г. в Венеции принимается решение министрами иностран­ных цел о начале межправительственных переговоров, но Соединенное Королевство отказывается и в октябре заявляет о приверженности зо­нам свободной торговли; 10.08.1961 г. Соединенное Королевство по­дают заявление с просьбой о членстве в Европейских сообществах, но 4.01.1963 г. президент Франции Шарль де Голль заявил о сомнении Франции в политической воле Соединенного Королевства; 11.05.1967 г. Соединенное Королевство вновь подает заявку на членство в Сооб­ществах, но Шарль де Г олль по-прежнему противится присоединению, а только соглашается на оставление заявок в повестке дня; 30.06.1970 г. начинается новый раунд переговоров о приеме в Сообщество Соеди­ненного Королевства (идет трудно), но всё-же 1.01.1973 г. принимается в сообщество. Казалось бы преодолев, вернее достигнув консенсуса в основном с Францией для Соединенного Королевства должна начаться эра интенсивного сотрудничества, но не тут-то было. В апреле 1974 г. в Соединенном Королевстве побеждают лейбористы, которые объявляют о намерениях “возобновить переговоры об условиях вступления в Со­общество. Реакция Сообщества однозначна и в марте 1975 г. на Дуб­линской сессии Европейский совет принимает решение о размере взно­сов Лондона в бюджет Сообщества. Только референдум в Соединенном Королевстве в июне 1975 г. дал новый импульс интеграционным про­цессам, т.к. победили сторонники членства в Европейском сообщест­ве . Да и потом 9-10 марта 1979 г. Соединенное Королевство предпочло вариант неполного участия в Европейской валютной системе, по­дав негативный пример Греции, хотя еще в апреле 1972 г. присоедини­лось к “валютной змее”, не будучи еще членом Сообщества,

Если обратиться к экономистам, то мы утонем в цифрах и графи­ках, доказывающих сложность интеграционных процессов и особую позицию сначала Франции, а затем и Лондона, Аналогичная картина будет нарисована политологами, которые проследят все эволюции пе­ремен позиции всех сколько-нибудь заметных политических деятелей. Но нас это не убедит, а только останется усталость от переработанной информации и массы мало-известных, но оригинальных фактов. Да и как эту информацию можно анализировать по традиционной схеме, если для представителей сложившихся аналитических школ остается необъясним феномен глубокого понимания между Францией и Герма­нией. И когда 4.01.1963 г. Шарль де Голль сомневается в политической воле соединенного Королевства, то дополнительно к договорам Сооб­щества в этом же месяце Франция и Германия подписывают договор о дружбе и сотрудничестве, давая новый импульс европейской интегра­ции. Удивительно! Ведь только в XX в. Германия дважды развязывала войны с Францией, принося ей неисчислимые бедствия, что должно было бы оказывать влияние и сегодня. Что происходит? Коварство геополитиков или проявление всех сил "зла"? Ведь рушатся, особенно для нас, все привычные стереотипы восприятия. Недавние непримири­мые враги дружно вступают в III тысячелетие, оставляя историкам все нарушенные пакты и ранее растоптанные договора, стремясь действи­тельно создавать Единое Человечество. Что это, если не торжество па­цифизма и гуманитаризма? Но на чём же оно основывается?

Учитывая вышеизложенное, вероятно, на каких-то глубоких ба­зовых этно-социальных закономерностях - сделает вывод вниматель­ный читатель. Верно! Во-первых, в первую очередь на общих этнических корнях народов Франции и Германии, а во-вторых, на глубоком внедрении в практику деятельности всех ветвей власти в государствах Западной Европы традиций римского права, а также на понимании всеми слоями населения нетленнос­ти основ естественного права (а сегодня наблюдается т.н. ренессанс ес­тественного права). ...

Если из методологического тупика в разработке социально-­правовых проблем развития с учетом этно-социальных аспектов выход ясен, то в методической плоскости проблемы остаются. Действитель­но, как же можно спрогнозировать программу разработки тех или иных правовых норм? Ведь это же утопия!

Нет, не утопия, а уже существуют механизмы позволяющие это реализовывать. Механизмы реализации программ разработки этно­социальных прогнозов с обоснованием новых подходов к толкованию Международных конвенций по морскому праву применительно к Азов­скому региону будут приведены во второй части данной работы.

 



Источник: http://www.cic-wsc.org
Категория: Закон сохранения труда и закон неуничтожимости интеллектуально-духовного труда в экономике и истории | Добавил: Vasiljev (2016-08-22) | Автор: Васильев А.,Гарсия Э., Щербатых В.
Просмотров: 55 | Теги: CIC, Гарсия Э., Васильев А., Теоретико-методологические особенно, IESCR, Щербатых В. | Рейтинг: 5.0/1 |
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Форма входа

Поиск

Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Отдых в Карпатах


  • Copyright MyCorp © 2016