Густинская летопись иеромонаха Михаила Павловича Лисицкого–уникальный источник казацкой историографии и выдающееся историческое произведение - Проект "Новая Готия" - Статьи и научные публикации /articles & science - Publisher - Азовское Отделение Академии ЭНиПД /AES&E
"Azov Academy"Пятница, 2016-12-09, 11:37 AM

Приветствую Вас Гость | RSS
Главная | Publisher | Регистрация | Вход
Меню сайта

Категории раздела
Международные научные конференции - Форумы [62]
Материалы ИНТЕРНЕТ конференций и Форумов с указанием участников, целей и новых идей, появившихся в результате их проведения
Программа "Красная книга культур Европы" [17]
Обоснование и основные итоги выполнения программы по греческому, армянскому и болгарскому этносам, а также по региональным культурам украинского народа
Проект "Новая Готия" [38]
Раскрываются истоки украинской государственности и глубоких историко-культурных связей украинцев с германскими народами, которые имели независимое государство на территории Украины до 1775 г.
Закон сохранения труда и закон неуничтожимости интеллектуально-духовного труда в экономике и истории [68]
Раскрываются особенности проявления закона сохранения труда в экономике государств Восточной Европы и индустриально-развитых стран, а также приводятся факты подтверждающие существование закона неуничтожимости интеллектуально-духовного труда в исторической ретроспективе и при анализе наиболее важных сфер человеческой деятельности
Премия"Голика-Гули-Каримова-Васильева"Кумпана; Медаль"Св.Игнатия,Митр.Готии и Кафы&qu... [12]
История становления "Премии Кумпана", её лауреаты, Положение о присуждении, НАЦЕЛЕННОСТЬ на общецивилизационные ценности; История учреждения Академической Международной Медали "Святого Игнатия, Митрополита Готии и Кафы", её лауреаты, кандидатуры выдающихся экономистов на присуждение Медали, одобренные Академиком, проф. Валерием Васильевым, Положение о присуждении и не публичный характер вручения, что необходимо при осуществлении реальной духовной поддержки
Поддержка интеллектуально-духовных Лидеров Мира, защита Прав Человека, работа с МБЦ- Кембридж и АБИ [39]
Создание номинации Интеллектуально-Духовные Лидеры Мира, первые её номинанты в 2004 году; защита Прав Человека в Украине; кандидатуры в справочные издания Международного Биографического Центра в Кембридже и в издания Американского Биографического Института

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Главная » Статьи » Статьи и научные публикации /articles & science » Проект "Новая Готия"

Густинская летопись иеромонаха Михаила Павловича Лисицкого–уникальный источник казацкой историографии и выдающееся историческое произведение

Густинская летопись иеромонаха Михаила Павловича Лисицкого – уникальный источник казацкой историографии и выдающийся памятник исторической прозы первой половины ХУ11 столетия.

 

Хроника,

которая начинается от потопа первого мира, и создания, и разделения языков, и расселения (людей) по всей поднебесной, рассказывает как о различных народах, так и о истоках славянского народа, и когда он обосновался в Киеве, и как крестил благоверный князь Владимир Русскую землю, и о великом княжестве Киевском, и о греческих царях. Писалась эта хроника в Малой России, в монастыре Святой Жизнеутверждающей Троицы общежитейному Густинскому Прилуцкому, по благословению привилегированного от Бога его милости пана отца Авксентия Йоакимовича, игумена этой же святой обители, года 1670-го, месяца августа 2-го дня.

 

О потопе. Глава 1-я

 

Как умножилось число людей на земле, так и умножилось и злых деяний от них. Не только те, что от колена Каинового происходили и назывались сынами людскими, но и те, которые происходили от Сифа и назывались сынами Божьими, - все сошли с праведной дороги, и одинаково не нужны были, и забыли Бога. И начал каждый жить по своему желанию. А проще сказать, каждая плоть на земле растлила свой путь перед Богом. Как увидел это Бог, рассердился гневом великим на всех кто жил на земле, и, раскаявшись, что создал человека, сказал: «Не пребудет дух мой в этих людях, ибо по существу плотские они!»  Только Ной, будучи праведником, заслужил благодать перед Богом …

В год от сотворения мира 2202, месяца апреля в десятый день, за повелением Божьим, вошел Ной в ковчег, имея тогда 600 лет. Вошли с ним и Фития, жена его, и сыновья его Сим, Хам и Афет со своими женами Пандорою, Ноелию и Ноеглою. Тогда, за повелением Божьим, пришло к ковчегу всё живое, что было на земле. А Ной от каждого рода ввел к себе по двое – мужского пола и женского. От чистых животных по семь пар. И со всеми ими закрылся в ковчеге. И кормил их, до тех пор пока не вышел из ковчега …   

 

О славянском народе. Откуда он вышел и когда до Европы и Сарматии пришел, и про его войны, и как Александр Македонский Грамоту ему дал.

 

Родословную Ноя рассмотрев, перейдем к лучше известным указаниям про наш славянский народ, от кого, и когда, и на каком месте начал существовать и когда до Европы и Сарматии пришел.

Во-первых, пусть будет известно всем, что Афет, сын Ноя, отцом есть всех христиан, которые есть в Европе и Малой Азии живут. Про это практически все летописцы, древние и новые, единодушно пишут. Также в этих двух частях мира множество царств, народов и языков есть, которые от самых Афетовых сыновей благословением Божьим  раплодились и размножились, о них я выше писал. Среди них есть такие, которые генеалогию свою без перерыва, начиная от Ноя, аж до настоящего времени прослеживают. О некоторых народах и до настоящего времени недоумение и несогласие есть между хронографими, преимущественно про наш славянский народ не могут четко проследить, откуда вырос и начался этот славный и храбрый народ. Сами же, первые письма не знавшие, ничего про свою прошлую жизнь не написали. А поэтому сами про себя не могут ничего сказать. Географы различные разное о нём пишут…

Кое-кто говорит, что от Мосоха, шестого сына Афета, наш славянский народ пошел и мосховитами, другими словами мосхинами именовался, и от этой мосхин все сорматы – Русь, поляки, чехи, болгары, славяне пошли. Вспоминает и Ксенофонт, древний хронограф, про этих московитов, дивным и ядовитым народом их называя.

Другие же учёные говорят, что славяне от Рифата, сына Гомера, и внука Афета, пошли и не такие были злые, как мосхины. 

Другие говорят, что народы, которые пошли от этих двух, в общий смешались и назвались славянами.

Те, кто от Рифата, сына Гомера, пошли, сидели сначала в той стороне, которая Пафлагониею называется, и назвались энетами. Через определенное время размножились, разошлись по Азии и Европе и разными именами назвались. Но об этом будет дальше. Про этих энетов вспоминает Гомер-поет, а также хронографы Иосиф, Птолемей, Геродот, Апполлионий Сабелликус, называя их энетами, или генетами. Птолемей, древний географ, о них говорит: «Энеты, или генетты, из Малой Азии вышли и, пройдя до Сарматии, сарматами назвались. Жили они сначала над морем Чорным вместе с пафлагонами и были с ними одного рода и одного языка». Также и Апполлионий, и Страбон говорят. 

Поэтому кое-кто считает, что мосхины с энетами одним народом были, потому что одного с ними языка были и с ними рядом жили, начиная с Капподокии и аж до Чорного моря. Веросий говорит, что мосхины пошли от Мосоха, сына Афета, и осели в Азии и Европе в 131-м году после потопа.

Энетов Иосиф выводит от Рифата, брата Асканового, из Пафлагонии. От этого же и горы Рифайскими (Рифейскими)  в Сарматии именуются.

В месте с тем, насколько нам известно, все народы славянские по сути одного отца сыновья, т.к. общность голосовых конструкций их языка показывает, что они есть единым народом.

Про  энетов, что они из Пафлагонии вышли, вспоминает Гомер, славный поет. Описывая Троянскую войну, он говорит так: «Пришли пафлагоны троянцам на помощь со своим князем Филименесом, т.е. Филимоном, который от этих энетов происходит, у которых бывают хорошие кони». А после пленения Трои (что произошло в год от сотворения мира 4556-й, а перед Рождением Христа 551-й), тогда энеты, в битве князя своего под Троей потеряли, пошли с Антенором, князем троянским, на запад, где одни в Иллиреке осели, другие с Антироном до Италии пошли, как Плиний говорит, и, прийдя на море Венедийское, осели там, и создали большой город на горе, и назвали его от имени своего Энециею. Но потом в год Рождения Христа 458-ой энеты, опасаясь Атиллы, прозванного Бичом Божьим, который захватил тогда западную сторону (страны), перенесли город свой на море, где и сегодня есть славный город Венеция. Про этих энтов все старые и новые хронографы говорят…

Те же энеты, или словяне, которые в Иллирике осели, когда размножились, тогда Истрию, Долмацию, Миссию по обе стороны Дуная племенами своими наполнили, и одни иллирийцами, другие истрами, третьи далматцами назвались, т.е. тех территорий именами, и, расселившись, аж до Македонии и Албании пришли.

А потому, что славяне силу имели над македонцами, то те давали им дань, а Филипп, отец Александра, будучи дитем, был дан им в залог, глее и языку ихнему научился, поэтому чтил их.

Также и Александр Великий , Македонский, чтил их. Поэтому и Грамоту на свободное пользование землями северными дал им, которая и доныне у летописцев честных в почете и используется, следующего содержания: «Мы, Александр, Явление, найвысшего Бога, сын, на земле Филиппа, царя македонского приемник, хозяин и царь всей поднебесной, от восхода до захода, от юга до севера, победитель мидийских и персидских, вавилонских и греческих царств и т.п., вам, великому и храброму энетинскому, т.е. славянского, рода людям, благодать, и мир, и приязнь от нас и от наместников наших и по нас будущих властителей и хозяев земли дарим, т.к. вы к нам всегда  хорошо относились, верны и в слове твердые, в войнах доблестные, и храбрые, и не предающие. И за все это даем вам на вечные времена, из рода в род, в государство все стороны от северного океанского ледовитого моря, и пусть некто, кроме вашего рода, не дерзнет в этих сторонах селиться. А если кто и найдётся там кто-нибудь другого рода и другого языка, то пусть будет вам рабом и потомки его пусть будут вам рабами на все времена. Дана эта грамота  из города Александрии, созданного нами, над рекой Нилом, за волею великих наших богов Юпитера, и Марса, и Дия, и Арея, и Минервы»…

От этого времени наш русский летописец Нестор, монах Печерский, начинает о приходе славян на Русь так, говоря: «Когда волохи, т.е. римляне, пошли на славян и стали их угнетать, то славяне снявшись из подунайской стороны, пошли на север, т.е. в Сарматию, к своим, где сейчас Русская земля есть. Расселяясь, назывались именами разными, от того, где и на каком месте оседали. Одни осели на реке Мораве и назвались моравы, другие назвались чехами, ещё другие – белыми хорватами; те же, что по реке Висле осели, назвались ляхами, потом – поляками, другие – лутычи и мазовшаны; те кто осели по Днепру, где сейчас есть Киев, назвались полянами; другие – древлянами, т.к. осели в лесах; те, что осели между Припятью и Двиною, назвались драговычи; другие, на реке Полоти, которая течет в Двину, назвались полочаны; те, что осели по Десне, по Сейму и Пслу, назвались сиверы; а те, что около Ильмер, назвались славянами, своим собственным именем. Эти потом построили город Великий Новгород, и был у них старейшина, кто-то именем Гостомысл, что о нём будет ниже. Таким образом в Сарматии, в Европе, расселился народ славянский, и с того времени и до настоящего там без переселений жил».

Когда же укрепились, то снова через Дунай перешли и на протяжении многих лет царству Римскому, а потом и Греческому несчастья делали. Так Тацит и Прокопий Кесариец пишут...

 

Об уграх.

 

Летописцы угорские начало своего рода рассказывают от Паннона, племени Симонова, сына Ноя, от рода Мезета сыновей Арона (?).

Этот Паннон Первый в этой стороне над Дунаем со своим родом начал княжить после потопа около 2155 года, и от имени его назвали всю эту сторону по греческому Пеониею, а потом римляне назвали её Паннониею.

От самого начала храбрым был этот народ; и тех, кто воевал с ним, сильно побеждал, не позволяя никому себя пленить, аж пока Август, великий римский император, чуть было в подданные его не перевёл. И с того времени они ещё более славными стали.

Сперва, в год после Рождения Христа 336-й, вандалы, придя,  поселились в Паннонии и покорили их, а потом готы, т.е. Gotty, которые вандалов выгнали, а сами там поселились.

Про ихний приход у летописцев угорских так прочитаем: «Когда пришли готы в большом количестве от Северного моря, с острова Скандинавии, то поселились они между Днестром и Волгой, выгнав оттуда славян. И тогда князь их Идинтирсус, увидев в полках своих женщин красивых много, которые нечисто жили и людей бесстыдством свом разлагали и сквернили, повелел их выгнать из полка своего за Волгу …»

Со временем готы из земель между Волгой и Днепром вышли, ища лучшей земли, и осели в Паннонии, которая сейчас называется Угорской землёй, в год 383-й. …

 

 

В год 6732 (1224) [6731 (1223)]. Пришла погибель на половцев. До этого они [сами] окружающие народы брали в плен и уничтожали, а вот и ихняя погибель пришла. Пришёл де в наши земли какой-то ядовитый, варварский народ, в нашей земле не известный, называвшийся татарами, относительно их и какого [они] рода и откуда пришли, немного говорится выше, их же половцы, будучи неспокойными, себе назло и на погибель, несчастья им причиняючи, разозлили.  И татары, в неисчисленной силе пришедшие, половцев не только  победили, а почти полностью уничтожили, и на их землях осели сами; отсюда ж после начали и на нашу Русскую землю, и на Польскую, и [на] Венгерскую приходили, брали в плен, как про это будет сказано дальше.

В этот год половцы, будучи побежденными татарами, прибежали к русским князьям с большими подарками; самый главный [найбiльше ж старший] князь половецкий Копяк [Котян] прибежал к Мстиславу галицкому, своему зятю, и к другим князьям, умоляя их, чтобы помогли против безбожных татар. И говорили [они так]:

«Если нам не поможете, то татары сейчас нас порубят, а завтра вас».

Тогда же крестился и Батый, великий князь половецкий.

И собрались все князья в Киеве. И были [там] в первую очередь Мстислав Романович, внук Ростислава, киевский; Мстислав Мстиславович галицкий, со своим зятем Даниилом Романовичем; а Василько Романович не был; Святослав Мстиславович черниговский; и молодые князья: Михаил Всеволодович, внук Святослава; Всеволод Мстиславович, внук Изяслава; и много других князей [было там]. Только Юрий Всеволодович не был на том совете, и другие московские князья, но обещали полки свои послать.

И договорились все помогать половцам на татар, говоря:

«Лучше воевать с противником на чужой земле, а не на своей. В тоже время один одному помогая можно и сильного врага победить. [Лучше это], чем ждать, чтобы нас по одному уничтожили».

Татары же, услышав про этот совет, послали к русским князьям [посольство], говоря:

«Мы не на вас идём, а на половцев, которые много нам зла сделали, да и вам не перестают [зло] делать. Мы с вами хотим иметь мир, только не помогайте половцам».

Но князья не только не послушали татар, а и послов татарских перебили.

 

В год 6733 (1225). Все князья русские, вышеупомянутые, собрались на татар одновременно с другими многими князьями. И с множеством воинов пошли они за пороги, а от туда пошли на конях и пешком в землю Татарскую, аж до реки Хортици.

И по тому шли они полями восемь дней, пока не встретились с передовыми отрядами татарскими, которых побили, а за недобитыми гнались аж до реки Калки.

Тут начались несогласованные действия между князьями русскими. И с этой причины, а более всего из-за Божьего разрешения, разбиты были христиане татарами и потрёпаны, как никогда до этого. Самых князей восемь убили там: первый Святослав Ольгович киевский [каневский] был убит, Изяслав Ингварович, Святослав Рюрикович шумский, Мстислав Святославович черниговский и сын его Юрий, Мстислав Ромаович киевский и зять его Андрей, Александр Всеволодович дубравский. А Мстислав галицкий еле убежал, как и зять его Данило Романович убежал раненый, и из всех воинов еле десятый убежал; но и тех в пути половцы пообдирали. И была тогда над русскими князьями победа, мая 30-го, какой ещё с основания веков [над ними] не бывало.

Татары же, победив Русь, пошли с большой силой в землю Московскую к Новгороду, по всей земле [всё] неволя. А люди, не зная их нечеловечности, выходили против них с крестами, татары же перебивали их.

Таким образом поневолив землю, [они] пошли на некоторое время за Волгу.

В этот же год был высвечен на митрополита Киевского Кирилл Русин, учёный и богослов.

В год 6747 (1239). Батый снова послал [татар] на Русскую землю.

Сначала дошли [они] до Переяслава, и взяли его, и людей в нём порубили, а город запалили; также и окружающие города и сёла огнем уничтожили. Убили тогда же и Семеона- епископа, и с того времени нет епископа в Переяславе аж до сегодняшнего дня…

После этого пошли татары к Чернигову. Мстислав же и Святослав вышли против них с многочисленной дружиной. И была между ними битва масштабная. Но, всё-таки, татары победили Мстислава, и побили всех, и город Чернигов и околицы его взяли, и людей мечём порубили, а город огнём спалили.

В год 6748 (1240). Когда княжил в Киеве Михаил Всеволодович, послал безбожный Батый воеводу своего на разведку в Киев. Тот же, увидев величие и красоту его, удивлялся.

И снова послал Батый послов к Михаилу киевскому с преступными уговорами, чтобы [киевляне] приняли его власть.

Михаил же, видя преступные замыслы послов Батыя, приказал перебить их, а сам сбежал с сыном своим Ростиславом в Угрич…

Но Данило Мстиславович , внук Мстислава, сына Изяслава, пришёл силою на Ростислава, и взял под ним Киев, и самого его, поймав, повёз с собой, а в Ктеве посадил воеводу свойственника Дмитрия, приказав ему, чтобы тот оборонял город от безбожных татар.

В этот же год пришёл безбожный Батый с многочисленными татарами на Русскую землю, Были у него воеводы сильные – братья его: Урдюй, Бвйдар, Бичур, Кайдан, Бечак, Менгуй, Куюк; и другие воеводы – не из его рода: Себедяй, Боктур, Бурундай, Бастир, который взял землю Болгарскую и Суздальскую; и других воевод [было] много. Войска татарского было по шесть сот тысяч…

Дмитрия воеводу (татары)  не убили  из-за его храбрости. И потому Батый бесчисленное количество его советов выслушивал. Сказал же ему Дмитрий, чтобы не задерживался под Киевом, а шёл скорее в земли богатые, пока венгерский король не соберется на них, - и послушал его Батый.

В год 6749 (1241). После пленения киевского, летом пошел безбожный Батый в землю Волынскую и Подольскую.

Сперва пришёл [он] к городу Лодяжна … вошел в город и всех людей порубил, а город спалил огнём. И отсюда пошел Батый до Камянец-Подольска, но не мог его взять. Владимир [он] взял и всех людей в нём порубил, а город запалил. И потом пришел к Галичу, и взял его, и огнём спалил, а людей порубил, тех кто остался в плен увел. Да и другие города и сёла волынские и подольские огнем и мечом погубил [он].

Потом, по совету Дмитрия , пошёл [Батый] на Венгрию.

И вышел против него Бела, король венгерский, со всеми своими силами, и встретились [венгры] с татарами на реке Солоной, и сражались [они] сильно. Но были побеждены, венгры бросились в бежать, а татары гнались за ними.

Данило Романович пошел из Венгрии к Полякам и нашёл там жену и детей своих, в Судомире, куда убежали [они] от татар. И, взяв их, пошел он в землю Мазовецкую к Болеславу, сыну Кондратия, который любезно его принял и дал ему город Вышеград, пока уйдут татары из земли христианской.

В эту же зиму пришел Батый в Польшу и брал в плен её более трёх лет.

В это же время король польский Болеслав, прозванный Стыдливым, со своей матерью Гримиславою и боярами убежал из земли [своей].

Татары же всю землю Польскую мечом прошли, и все города и сёла огнём попалили. Тогда и Краков, стольный город польский, [они] спалили.

Король же [польский] не возвращался в землю [свою], пока не услышал, что татары пошли в свою землю.

В год 6750 (1242). После ухода татар польские паны, не зная ничего о своём короле, где он есть, да и поставили другого себе короля, Болеслава Лысого. Как услышал про это Кондрат, князь мазоветский, брат Болеслава Стыдливого, то захотел сам стать королём в Польше, и, собрав много войска, начал захватывать оставшиеся Польские земли, которые татары не захватили. В это же время пришел Болеслав Стыдливый и, собрав воинов, победил брата [своего] Кондрата, и Болеслава Лысого, а сам стал управлять королевством.

 И с этого пошла великая междоусобная война в Польше.

В этот же год татары, возвращаясь от Венгров через Польскую землю, снова очень много людей забрали, и в плен увели, и огнём (всего) много спалили.

В этот же год вернулись в Русскую землю и Данило Романович, и Василько, брат его, и Лев, сын Данила, и Михаил Всеволодович киевский с Ростиславом, сыном своим, и Ростислав Владимирович. И начали эти князья между собой спорить и за опустошенную землю воевать, и то, чего татары недопленили (не уничтожили), [то] они сами в своей земле уничтожили.

 

*                    *                    *

 

Насколько сдержанно и с желанием сохранить объективность  личной позиции к данному историческому событию написаны эти строчки Густинской летописи иеромонахом Михаилом Павловичем Лисицким (!). Да, ему нельзя было в то время (даже в ХУ11 ст.) показать конъюнктурность  руководства Русских Князей Х111в. - их аморальное представление о внешнеполитической деятельности – когда, кажется, что национальными интересами самого примитивного уровня понимания, можно оправдать любое преступление против иноверца, получив взятку от кровного врага (Копяка). Анекдот, но это реальность, которую отразил летописец – приняв подарки Копяка, поставили себя вне традиций АДАТА и  международного права русские князья (!).

М. Лисицкий не мог дать объективную оценку интриге Мстислава галицкого (мы бы его оценку никогда бы не прочли), хотя она в Х111 столетии сразу была понята и получила исключительно рельефно выраженную негативную оценку. Именно, после битвы на Калке (1223-1225г.?!) самым страдающим регионом Руси стало галицкое княжество, к руководству которого за безнравственность геополитической интриги и предательство Мстислава с презрением относился Восток в лице руководства Монгольско-Готской Империи.

Да и как можно иначе относиться, если не одно посольство от Империи было послано к Русским Князьям, а целых ТРИ (!!). И только после третьего посольства, когда обороняющиеся выжившие русские воины благодаря самопожертвованию Бродников-Готов получил шанс на спасение, бездуховная и глубоко безнравственная элита Руси (взяточник без Христа в Душе – и его молитва бессильна …),  хоть как-то адекватно  среагировала на щадящее воинов предложение Империи.  

Когда ставишь себя на место Атамана Плоскыни, то поражаешься той выдержке и самопожертвованию, на которое пошло руководство древнего, гордого и очень мудрого народа. – Казаков-Готов. Они не только не предали своих пращуров, помогавших Гетто-Дакии/Славянам решить и практические и мировоззренческие проблемы, сохраняя политическую независимость русских княжеств, но и не предали интеллектуально-инновационного духа своего древнего мудрого народа (!), воплотившегося в целях творцов Великой Всемирной Монгольско-Готской Империи.

Три дня (ТРИ Дня !!) разыгрывали бой Казаки-Готы – несколько отрядов с русскими обороняли лагерь, а Плоскыни его «штурмовал»…, а ведь гибли, чтобы никого не предать и свести к минимуму потери в войне, возникшей из-за безнравственности Мстиславичей, настоящие духовно развитые личности, по сравнению с которыми, Мстислав галицкий и до уровня пигмея не дотягивает...

            Но еще большее уважение вызывают руководители монгольского экспедиционного корпуса (вероятно, сознательно «ошибается» летописец, т.к. о татарах хоть что-то известно в Европе, а монголы для большинства – информационная «черная дыра»), в котором было не более 20 тыс.человек (у русских князей общее число воинов было более 60 тыс.человек), которые стремятся уйти от кровопролития. Именно, такое численное преимущество и было основой стремления безнравственного русского княжества  к битве на территории Готии-Германарихи (к битве не на «пустых землях», а заселённых  испытанными союзниками - заметьте), надеясь в своем подленьком примитиве мировосприятия на традиционную вынужденность поддержки со стороны Готов.

А речи послов, конечно, не должны были вызвать негативной реакции, а должны были заставить «взяточников» подумать над  сохранением народа и мира, сами судите:

            "Слыхали мы, что вы идёте против нас, послушавши половцев, а мы вашей земли не трогали, ни городов ваших, ни сёл ваших; не на вас пришли, но пришли по воле Божией на холопов и конюхов своих половцев. Вы возьмите с нами мир; коли побегут к вам, — гоните от себя и забирайте их имение; мы слышали, что и вам они наделали много зла; мы их и за это бьём."(текст озвученный первым  посольством монголов, которое было уничтожено)

         Но самое замечательное, что второе посольство галицкий князь Мстислав встретил уже в устье Днепра вблизи Олешья и  монгольское посольство обратилось со следующей нотой:

           "Вы послушали половцев и перебили послов наших; теперь идёте на нас, ну так идите; мы вас не трогали: над всеми нами Бог." (текст второго сохраненного посольства).

           Разделила война с Монгольско-Готской Империей  Народ атамана Плоскыни: одних в Приазовье включил в свою армию Субедей, а других на Днепре постарался включил в свою дружину галицкий князь Мстислав. Потом это многократно повторялось, когда за Москву воевали донцы, а за Киев - запорожцы. Даже во время Второй Мировой Войны под Мариуполем духовный потомок Плоскыни вывел на сабельный бой красных казаков против казачества рейха и их сабельное шоу предотвратило братоубийство. Сколько нужно было проявить мужества и реальной мудрости каждому казаку-Готу !!

Раскидали советы по штраф-батам красных казаков, а германское командование тоже перебросило служивших у них казаков на другие участки фронта. Всё в этом Мире повторяется, проверяя духовные качества потомков,  и практически на тех же землях ...

По-видимому, погибших товарищей Плоскыни захоронили после битвы - всех убитых Бродников-Готов - вблизи Хутора Католик (об этом знал не только последний потомственный атаман Задунайской-Запорожской Сечи – штаб-офицер Войска Азовского Моисей Григорьевич Католик, но и Архип И.Куинджи, который написал и Хутор Католик и Могилу-курган).  И трагедия была так глубоко осознана всем Великим древним Народом, что память не угасала и при первой же малейшей возможности созидала высокую духовность не только в кровных родственниках Казаков-Говов, но в живущих рядом народах - как, например, в греческих художниках Архипе Ивановиче Куинджи, Валентине Константиновиче Константинове, Лель Николаевиче Кузьминкове и многих других.  А через 790 лет нам удалось это окончательно понять и положить первый камень в возрождение Памяти о героической древней истории Великого Народа Европы, который и сегодня помогает нам понять сложность интеллектуально-нравственного восхождения в понимании своего предназначения на этой Земле, совершенного электоратом Российской Империи – Российской Федерации за восемь последних столетий. Для этого осознания необходимости проявления электоратом Московии мудрости и жертвенности Казаки-Готы шли на коллективное самопожертвование, отдавая свои жизни в Х111 веке, и продолжают делать это и в ХХ,  и в  ХХ1 столетиях.

«Украинская ночь (на хуторе Католик)» (1876 г.) Архипа Ивановича Куинджи

 В степи (за хутором  Католик) – 1890г.  Архипа Ивановича Куинджи

Реконструкция вида местности хутора  Католик (И.Гребенюк, А. Васильев, 2012) по двум картинам «Украинская ночь на хуторе Католик» (1876) и «В степи за хутором Католик»(1890)  Архипа Ивановича Куинджи



Источник: http://iescr-catholic.ucoz.de/blog/potomki_kazakov_gotov_v_stanislave_gotovjat_proekt_istoriko_kulturnogo_kompleksa_quot
Категория: Проект "Новая Готия" | Добавил: Vasiljev (2014-02-17) | Автор: Михаил Павлович Лисицкий
Просмотров: 468 | Теги: Казаки-Готы, атаман Плоскыни, Густинская летопись, Alexander Vasiljev, Dr Valery Vasiljev, Александр Валерьевич Васильев, Михаил Павлович Лисицкий | Рейтинг: 5.0/1 |
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Форма входа

Поиск

Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Отдых в Карпатах


  • Copyright MyCorp © 2016